МЫ ЕЕ ТЕРЯЕМ…

Опубликовано allrf в рубрике Наука

То, что происходит вокруг РАН, – это не смертельная рана, а смертельный приговор с отсрочкой на год и надеждой на помилование. «Если нынешняя Академия будет закрыта, то писать письмо о приеме в новую я не стану», – заявил в июне нынешнего года в одном из интервью академик РАН, дважды лауреат Государственной премии, лауреат медали Дирака Владимир Захаров. Он – один из самых цитируемых российских ученых. Страсти вокруг РАН не утихают. Что изменилось спустя несколько месяцев как в ситуации вокруг науки, так и во взглядах известного физика? Сегодня он отвечает на вопросы нашей редакции.

Владимир Евгеньевич, как вы сегодня оцениваете реальное состояние новой государственной политики по отношению к науке и наукоемкому производству?

– Новая государственная политика по отношению к науке остается совершенно неясной. Академические институты переданы под руководство ФАНО, но что ФАНО собирается предпринять – никто толком не знает. Возможно, включая и самое ФАНО. Ходят слухи о предстоящих структурных преобразованиях, о будущем слиянии институтов. Иногда эти слухи кажутся фантасмагорическими. Например, говорят, что знаменитый ФИАН будет слит с Институтом металлургии и материаловедения им. Байкова. Предполагаемая причина слияния – здания институтов находятся близко друг от друга. Нет нужды говорить о том, что подобное слияние было бы очевидной нелепостью, поскольку тематики институтов не имеют между собой ничего общего.

Каким вам видится наш научный потенциал сегодня, в непростых внешних и внутренних условиях жизни страны. Какие появились болевые точки, и что требует первостепенного внимания?

– Российская наука понесла огромные потери в девяностые годы. Произошла колоссальная утечка мозгов. Сегодня в каждом американском университете работают десятки выходцев из России. Все они получили профессорские позиции в жесткой конкурентной борьбе, что является живым свидетельством того, какой у нас раньше была наука. Однако, как ни странно, несмотря на понесенные потери, научный потенциал в России сохранился на достаточно высоком уровне – слишком сильна традиция. Но чтобы его сохранить, спасти российскую науку от деградации и исчезновения, нужны срочные меры. Острые проблемы – низкие зарплаты, нехватка средств на закупку оборудования, которое позволит вести исследования на современном научном уровне, и вытекающая отсюда трудность с привлечением в науку молодежи. Эти беды хорошо известны. Что касается наиболее болезненных, я бы выделил две совершенно конкретные проблемы. Первое – это жилье для молодых научных сотрудников. Если они не получат возможности приобретать жилье на льготных условиях, то никакого будущего у российской науки нет. Вторая острая проблема – это дефицит квалифицированных руководящих кадров. Массовая эмиграция в последние десятилетия создала демографическую яму в научном контингенте страны – нехватку ученых продуктивного среднего возраста. Теперь старые директора и руководители подразделений уходят, а заменить их некому. Кроме того, жизнь директора академического института сегодня настолько трудна, что желающих идти на эту работу мало, поскольку она предполагает отказ от собственных научных планов. Поэтому обновление корпуса директоров следует проводить очень продуманно и неспешно.

Как вы оцениваете реальное состояние национальной конкурентоспособности по уровню научных знаний и внедрению научных разработок в реальную экономику страны? Какое место занимает наша страна сегодня?

– Я могу говорить только о фундаментальной науке. При правильном к ней отношении она сохранит и улучшит свою конкурентоспособность. Что касается прикладной науки, тут я менее компетентен, но думаю, что все зависит от того, сумеет ли экономика страны слезть с нефтяной иглы и встать на высокотехнологические рельсы. Для этого, прежде всего, нужны кредиты по доступным процентам, порядка 5% годовых, и налоговые льготы стартапам. Я знаю, что об этом говорится, но не очень осведомлен, что делается реально. И еще одно. Сегодня явно просматривается тенденция возложить решение прикладных проблем на академические институты. Это бесперспективный путь. Ученые в институтах заняты, в первую очередь, фундаментальной наукой. Разумеется, замечательно, когда какой-то фундаментальный результат дает путь стартапу, но насильно принуждать ученых заниматься прикладными исследованиями нельзя. Они будут от этого уклоняться и снова начнут искать профессорские позиции за рубежом. Нужно возрождать прикладную науку, создавать институты, исследовательские лаборатории или конструкторские бюро, которые будут заняты преимущественно прикладными разработками. Раньше таких институтов было много, но в девяностые годы большинство из них было ликвидировано без надлежащего предварительного обоснования.

Многие действия по реорганизации РАН в 2013 г. и в 2014 г. вызвали широкий резонанс среди научных кругов и широкой общественности страны. Сняты ли вопросы, которые беспокоили ученых?

– Вопросы, которые беспокоили ученых, остаются. Все со страхом ждут окончания годичного моратория на кардинальную реформу, который должен закончиться в ближайшее время. Ученые опасаются двух вещей – бессмысленных действий по структурным преобразованиям и отъема у институтов зданий. Будем надеяться, что этого не произойдет. Ученые также справедливо протестуют против того, что важнейшие вопросы научной политики решаются без обсуждения с ними. Кроме того, это несправедливо и сильно увеличивает риск принятия ошибочных решений, потому что уровень компетентности тех, кто эти решения принимает, вызывает большие сомнения.

Метки:

Оставить комментарий

ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА


ПРИГЛАШАЕМ!
ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКАЯ АКЦИЯ-ПОЕЗДКА "ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА" цикла "ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ"
28 октября – 6 ноября 2017 г.
(10 дней / 9 ночей)
Поездка в преддверии 72-й годовщины начала Нюрнбергского процесса над нацизмом и его сателлитами
Маршрут: Москва – Берлин (Заксенхаузен) – Потсдам – Дрезден – Нюрнберг – Мюнхен (Дахау) – Веймар (Бухенвальд) – Лейпциг – Берлин – Москва.
Подробности на www.mrzh.ru. Дороги памяти - дороги мира

НВ-ПАРТНЕР


Rambler's Top100