Архив Октябрь, 2012

КУПНО ЗА ЕДИНО! ВМЕСТЕ ЗА ОДНО!

Опубликовано allrf в рубрике Юбилеи

«История назвала Минина и Пожарского спасителями Отечества: отдадим справедливость их усердию, не менее и гражданам, которые в сие решительное время действовали с удивительным единодушием».
Н.М. Карамзин

2012 год богат на юбилейные даты в российской истории: 1150-летие зарождения российской государственности, 200-летие Победы над Наполеоном в Отечественной войне 1812 года.
В этом ряду исторических юбилеев для жителей Нижегородской области есть «своя» дата: 400-летие подвига Нижегородского ополчения Кузьмы Минина и Дмитрия Пожарского, которое будет отмечаться 4 ноября. Эта дата связана с одним из самых судьбоносных событий в нашей истории – освобождением Москвы и всей страны от интервентов, восстановлением ее государственности. Подвиг истинных патриотов земли Российской, составивших основу народного ополчения, был вдохновлен идеей общенационального единения во имя сохранения Отечества, его способности развиваться как сильная, независимая держава. Этот праздник своими истоками напрямую связан с нижегородской землей, а потому нижегородцами особенно почитаем.
Ежегодно на нижегородской земле в честь Дня народного единства проводится целый комплекс культурно-просветительских, патриотических, торжественных и праздничных мероприятий. Но прежде чем говорить о днях сегодняшних стоит вкратце вспомнить основные события Смутного времени начала XVII века, предшествовавшие созданию освободительного ополчения.
1603 год. На престоле – царь Борис Годунов, а на земле Российской лютует голод.
В конце 1604 г. на небе засияла необычайно яркая комета. «Быть беде!» – толковали в народе. В это же время, как кометы, вспыхивали народные восстания, которые с трудом удавалось погасить. Смерть Бориса Годунова открыла вход в Кремль тем, у кого была поддержка среди бояр. С этого момента и до 1610 г. на Руси наступил период Лжедмитриев и боярского предательства. В августе 1610 г. бояре тайно от народа призвали на московский трон польского королевича Владислава. А в сентябре интервенты уже вошли в Кремль. По всей Руси гремят набаты – будущее Московского государства под угрозой. Москва оказалась захваченной польско-литовской шляхтой. Шведы вступили в Великий Новгород, на север готовилась высадка английского «десанта», Русь разваливалась на глазах.
В феврале 1611 г. нижегородская рать из 1200 человек, в которую входили воины из Казани, Ярославля, Чебоксар, двинулась на Москву. В рядах ратников был и нижегородский доброволец Кузьма Минин. Первый поход потерпел поражение. На снаряжение нового ополчения Минин создает казну, обратившись с воззванием ко всему нижегородскому народу: «не жалеть ничего, свои дворы продавать, жен и детей закладывать, бить челом тому, кто бы вступился за истинную православную веру и был бы у нас начальником». И потекли пожертвования. По его же предложению предводителем похода был выбран опытный воин – князь Дмитрий Пожарский. 28 октября 1611 года он принял решение возглавить нижегородскую рать и прибыл в Нижний Новгород.
Ядром ополчения стали закаленные в сечах смоляне. Соединились с ними вязьмичи, дорогобужане, служилый люд из Коломны, Гороховца и других городов. Вместе с русскими вступали в ополчение татары, чуваши, мордва, черемисы, вотяки. Вся великая Русь по зову нижегородцев встала на защиту Москвы. «Купно за едино! Вместе за одно!» – эти слова стали девизом войска.
В марте 1612 г. ополчение выступило в поход. По дороге к ополчению примыкали всё новые ратники, самые большие отряды присоединились в Ярославле. С иконой Казанской Божьей Матери и под стягом князя Пожарского ополчение вступило в Москву. Кровопролитная сеча длилась два дня.
Летописец рассказывает, как «­Минин, не искусен воинским стремлением, но смел дерзновением», в критический момент битвы попросил у Пожарского три конные дворянские сотни. ­Перебрался через брод на Москве-реке напротив Крымского двора и ударил по врагу с фланга. На помощь ему пришли и казаки. Ратники Минина уже достигли городского внешнего вала. Поляки отступили к Донскому монастырю. На исходе октября 1612 г. они с позором оставили окраины Москвы.
Подвиг гражданина Минина и князя Пожарского золотыми буквами вписан в историю России. Их имена всегда ассоциировались с истинным патриотизмом и самоотверженностью.
Сами нижегородцы в честь освобож­дения Москвы в былые времена отме­чали сразу две даты – Память князя Дмитрия Пожарского и Память великого гражданина Кузьмы Минина.
В XX веке традиции эти надолго бы­ли утрачены. Но с начала нынешнего столетия благодаря патриотическому движению общественности Нижнего Новгорода и Балахны празднование дней памяти героев народного ополчения стало возрождаться.
С 2001 года в честь подвига народного ополчения в Нижегородской области начали проводить культурно-патриотические акции «Алтарь Отечества». Их девизом стали знаменитые слова мининского воззвания к народу: «Купно за едино!» («Вместе за одно!»).
В 2003 году, отдавая дань памяти вождям Нижегородского ополчения, было предложено 4 ноября (22 октября по старому стилю) 1612 г. – день освобождения Москвы от польско-литовских захватчиков – объявить всероссийским национальным праздником. С 4 ноября 2005 года он официально празднуется как День народного единства. В том же году в дни празднования в Нижнем Новгороде на Ивановском съезде Нижегородского кремля возле храма Рождества Иоанна Предтечи был торжественно открыт памятник «Гражданину Минину и князю Пожарскому – благодарная Россия» – уменьшенная копия знаменитого памятника на Красной площади в Москве. Того самого памятника, что первоначально предназначался для Нижнего Новгорода, но был отправлен в отстраивавшуюся после наполеоновского нашествия Москву.
Сделать копию знаменитого памятника с Красной площади и подарить ее Нижнему столичное правительство обещало еще в конце 90-х годов прошлого века. Но осуществилось это только с приходом нынешнего губернатора Валерия Шанцева в присутствии ­Патриарха Московского и всея Руси Алексия II. Историческая справедливость была восстановлена.
«Как мелкие ручьи и речки, стекаясь со всех сторон, сливаются в великую русскую реку Волгу, на берегах которой стоит Нижний Новгород, так и ополченцы со всей России сходились сюда, чтобы создать здесь могучее единое ополчение», – подчеркнул тогда новый нижегородский губернатор Валерий Шанцев.
С тех пор празднование Дня народного единства в Нижегородской области ежегодно проходит с большим размахом. В регионе законодательно принята и действует программа «Патриотическое воспитание граждан», и все мероприятия, связанные с этим праздником служат ярким примером патриотического воспитания в общероссийском масштабе.
Значение подвига Нижегородского ополчения и Дня народного единства для всей страны подчеркнул визит 4 ноября 2011 года в Нижний Новгород первых лиц государства – президента Дмитрия Медведева и председателя правительства Владимира Путина. Сюда же прибыл и Патриарх Московский и всея Руси Кирилл – в это время в Нижнем находился пояс Пресвятой Богородицы.
Все высокие гости в эти дни говорили о Нижнем Новгороде как о колыбели духа патриотизма, единства, сплоченности перед крупными проблемами. «Сегодня все признают ведущую историческую роль нашего города, – отметил нижегородский губернатор Валерий Шанцев. – Визит в эти дни первых лиц государства в Нижний Новгород – это признание работы нижегородцев. Нас считают мощным, потенциально сильным регионом, и наша задача – это доверие оправдать».
В нынешнем году, когда вся страна отмечает четырехвековой юбилей подвига Нижегородского ополчения, в Нижнем Новгороде и районах области с начала года проводятся многочисленные мероприятия, посвященные этому событию. Ведется реставрация стен и башен Нижегородского кремля, из которого выходили ополченцы, благоустраивается историческая часть волжской столицы, места, связанные с жизнью Минина. На родине Минина в Балахне торжественно заложат камень на месте строительства музейно-туристического комплекса «Мининская слобода».
Апогеем же торжеств будет уже традиционное масштабное празднование Дня народного единства на центральной площади Нижнего Новгорода, носящей имя предводителей ополчения, с театрализованными представлениями, костюмированным парадом национальных культур, неизменно яркой концертной программой и красочным фейерверком.
Так нижегородцы не просто отдают дань памяти своему земляку Кузьме Минину и другим великим соотечественникам – героям ополчения 1612 года, но и подтверждают верность их духовным традициям и нравственным ценностям, главные из которых – ответственность за своих близких, за свою Отчизну.
«Купно за едино! Вместе за одно!» – эти слова мининского ополчения не теряют своей актуальности и сегодня, оставаясь нравственным ориентиром для большинства жителей нижегородской земли и в наши дни.

Олег Сухонин

НЕ СРОСЛОСЬ…

Опубликовано allrf в рубрике Репутация

Одним из богатейших регионов Сибири является Красноярский край, занимающий 13,86% территории России и омываемый водами двух морей Северного Ледовитого океана — Карским и морем Лаптевых. По своей площади край почти в 10 раз больше Великобритании и в 57 – Нидерландов.

Здесь сосредоточено более 95% российских запасов никеля и платиноидов, более 20% золота, имеются значительные запасы кобальта, нефелиновых руд, магнезитов, исландского шпата, тонких кварцевых песков, тугоплавких глин, графита, 63 вида промышленных металлов и других полезных ископаемых. А еще в крае открыто 25 месторождений нефти и газа. И недавно рассекреченное месторождение сверхтвердых алмазов находится также в Красноярском крае. Всего же здесь обнаружено более 10 тысяч месторождений и рудопроявлений различных полезных ископаемых. ­Настоящие закрома Родины! Численность жителей края составляет около 2,9 млн человек. Это прекрасные и сильные духом люди, способные жить и работать в тяжелых климатических условиях, когда в течение суток перепад температур может составлять более 20°С.
Как и чем живут сегодня сибиряки? При чтении подшивок официальных и независимых изданий этого края складывается двоякое чувство. С одной стороны, судя по бодрым отчетам правительства Красноярского края, пуб­ликуемым в краевой государственной газете «Наш Красноярский край», рост промышленного производства превысил общероссийские показатели. Правда, как подчеркивается, на рост оказал преимущественное влияние добывающий сектор. Есть и менее радующие показатели. Так, губернатора края Льва Владимировича Кузнецова удручает качество ремонта дорог и тот факт, что упали объемы жилищного строительства. Также лесные пожары и засуха в этом году скорректировали картину в сельском хозяйстве, но без урожая, по заверениям властей, край не останется. В молочной отрасли дела получше. По итогам ежегодного Всероссийского конкурса «Качество молочных продуктов­2012», проводившегося в Сочи, сибиряки не остались без наград высшей пробы. И по уровню зарплаты край является лидером в Сибирском федеральном округе – в среднем она составляет 28 тысяч рублей. А санитарам, библиотекарям, учителям, врачам на сайтах по трудоустройству обещают несколько меньше – от 8 до 15 тысяч, но это так, к слову.
Возросла и гражданская активность красноярцев. Они становятся зрелыми, более требующими людьми, любящими свой край, город и думающими о судьбах своих и о судьбе Родины. Иллюстрацией тому служит информация о закрытии губернатором проекта строительства ферросплавного завода в Красноярске и о расторжении соглашения с «­ЧЕК­СУ.ВК», подписанного в 2008 году. Мотивация решения: «Учитывая мнение жителей города Красноярска, депутатов законодательного собрания Красноярского края, считаю реализацию проекта строительства ферромарганцевого завода в Красноярске и его окрестностях невозможной».
Ну наконец­то! Хоть где­то власти стали прислушиваться к мнению местного населения. Суть проблемы со строительством завода вкратце описана на сайте ДЕЛА.ru.
В 2002 г. для реализации проекта создания горно­металлургического комплекса, включающего завод по производству ферросплавов, создается ЗАО «ЧЕК­СУ.ВК». Компания зарегистрирована в Междуреченске Кемеровской области.
В феврале 2008 года на V Красноярском экономическом форуме тогдашний губернатор региона Александр Хлопонин, председатель совета директоров «­ЧЕК­СУ.ВК» Виктор Хроленко и председатель Внешэкономбанка Владимир Дмитриев подписывают соглашения о намерениях и взаимодействии в реализации проекта создания горно­металлургического комплекса, включающего разработку Усинского месторождения и строительство металлургического завода в Красноярске. Хлопонин тогда назвал проект «уникальной моделью развития частно­государственного партнерства».
В 2009 г. проект был включен в список приоритетов Стратегии развития металлургической промышленности до 2020 г. Внешэкономбанк открывает ЗАО «ЧЕК­СУ.ВК» кредитную линию на 16,6 млрд руб., необходимых для осуществления проекта. Решение наблюдательного совета ВЭБ о выделении кредита подписывает лично председатель Правительства РФ Владимир Путин.
В феврале 2010 г. на VII Красноярском экономическом форуме гендиректор «ЧЕК­СУ.ВК» Алексей Суворов и председатель правительства Красноярского края Эдхам Акбулатов подтверждают намерения и подписывают соглашение о социально­экономическом сотрудничестве.
Реализация первой очереди проекта строительства завода ферросплавов предусматривала создание 1420 рабочих мест со средней зарплатой в размере 24 000 — 32 000 руб. в месяц. После запуска завода, намеченного на 2013 г., планировалось ежегодно отчислять в краевую казну около 868 млн руб.
К ноябрю 2011 г. налоговые выплаты в бюджет Красноярского края составили уже 30 млн руб.
В 2011 г. проектная документация Енисейского ферросплавного завода получила положительное заключение Федерального автономного учреждения «Главгосэкспертиза России», согласно которому проектные решения по охране окружающей среды «соответствуют экологическим требованиям, установленным законодательными актами и нормативными документами Российской Федерации».
Практически одновременно зарождается протестное движение против строительства завода, получившее название «Красноярск против».
30 сентября был запущен сайт «Красноярск против марганцевого завода ферросплавов». Вскоре появляется еще один ресурс — сайт «Угроза для человека и природы». Начат сбор средств и мобилизация противников завода.
30 октября в Красноярске состоялся митинг «Нет заводу ферросплавов». ­Активисты движения собирают подписи, которых сейчас, по информации сайта, более 180 тыс. Примерно в это же время к протестам горожан присоединяются местные власти. В январе 2012 г. Лев Кузнецов расторгает соглашение с «­ЧЕК­СУ.ВК».
Ну как не порадоваться за сибиряков, которые смогли отстоять свое право на чистый воздух, на здоровье свое и своих детей и внуков, на созерцание истинной природы близ Красноярска. Да и властным структурам во главе с губернатором Львом Кузнецовым хочется сказать большое человеческое спасибо. Услышал, проникся, поддержал, отменил.
Но такое прозрение и понимание у властей пришло почему­то только относительно строительства завода ферросплавов, с руководством которого, видимо, что­то не срослось. Совсем другое отношение у губернатора и депутатов законодательного собрания к сдаче в эксплуатацию БоГЭС. А ведь против ее строительства тоже выступают многие жители этого края, экологи, ученые. Даже Европейский банк реконструкции и развития вышел из проекта из­за протестных выступлений и пагубности строительства для экологии этого края. Здесь самое важное: реанимированный советский проект прошлого века до сих пор так и не прошел государственную экологическую экспертизу.
Пуск Богучанской ГЭС затопит около 400 км благодатных сибирских земель, полноводная Ангара и все прилегающие территории могут погибнуть безвозвратно. На дне водохранилища планируется оставить 8 млн кубометров леса – в три раза больше, чем при строительстве Саяно­Шушенской станции. Все затраты на очистку от всплывающего леса потом лягут на государственный бюджет, поскольку частные собственники БоГЭС – ОАО «РусГидро» и ОК «Русал», будучи зарегистрированными в офшоре, тратить свои средства на подобные мероприятия не намерены. Таким образом, из бюджета потрачены сотни миллиардов рублей в частный проект, не принадлежащий государству и не пополняющий его казну.
Об этом знают все. Все, за исключением краевых, федеральных властей и президента Путина. Это он, лично, после страшной катастрофы на Саяно­Шушенской ГЭС, одобрил достройку ­БоГЭС, которую лоббировали слившиеся в частно­государственном партнерстве заинтересованный бизнес и тогдашний губернатор Александр Хлопонин, ныне вице­премьер. По мнению экспертов, пуск Богучанской ГЭС кроме проблем, сказанных выше, ничего краю не дает. Здесь и так наблюдается избыток электрических мощностей. Станция нужна только бизнесу для продажи электричества в Китай. И всё.
Вспоминаются слова Маркса: «Обеспечьте капиталу 10% прибыли, и капитал согласен на всякое применение, при 20% он становится оживленным, при 50% положительно готов сломать себе голову, при 100% он попирает все человеческие законы, при 300% нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».
Пример Богучанской ГЭС показывает, что формирование взаимоотношений между инвесторами, населением и государством во многом складываются непросто. И это системная трагедия.

Николай Варикаш

ГДЕ ТЫ, «СТРАНА ОЛЕНЬЯ»?

Опубликовано allrf в рубрике Репутация

Галина Князева, заслуженный работник Республики Коми, доктор экономических наук, член-корреспондент РАЕН, профессор Сыктывкарского государственного университета, руководитель Центра устойчивого развития Севера СГУ

Для коренных народов и местных общин характерна историческая привязанность к своим землям. Понятие «земля» охватывает также окружающую среду территорий, на которых традиционно проживают и хозяйствуют эти народы.
Оленеводство для коренных коми, живущих в северных районах Респуб­лики Коми, является главной традиционной отраслью сельского хозяйства, образом жизни. Для большинства из них оленеводство – единственный источник существования.
Оно обеспечивает их потребности в продуктах питания, материалами для кочевого жилья и традиционной одежды, транспортом, является основным источником доходов, определяет благосостояние. Благодаря северному оленеводству возможно эффективное использование миллионов гектаров пастбищ, которыми не могут пользоваться другие виды сельскохозяйственных животных. В настоящее время отрасль вызывает привлекательность и для развития ознакомительного и экстремального туризма (знакомства с оленеводами, с их жизнью и культурой, традициями коренных жителей), в том числе и на международном уровне. С туризмом связано и изготовление сувенирной продукции, позволяющей использовать отходы переработки (окостенелые рога, зубы, обрезки мехового сырья и т.д.).
Оленеводством в республике сегодня занимаются пять организаций и два крестьянских (фермерских) хозяйства. Общее поголовье оленей на начало 2011 года в республике составило 83,8 тыс. голов (В 1990 году в оленеводческих хозяйствах республики содержалось более 102 тыс. голов, кроме того, частным владельцам принадлежала 21 тыс. голов). В отрасли занято более 230 человек, они объединены в 27 бригад.
В феврале 2011 года появился закон «Об оленеводстве в Республике Коми», который призван защитить права и дать социальные гарантии коренным народам Севера, для которых оленеводство является не просто способом заработка, но и образом жизни. В апреле правительство Коми утвердило долгосрочную республиканскую целевую программу «Развитие оленеводства в Республике Коми (2011–2014 годы)». Основные ее задачи – увеличить поголовье северных оленей, сохранить пастбища, улучшить социально­экономическое положение работников, занятых в отрасли, и членов их семей. Впервые с принятием закона в республике появилась социальная поддержка оленеводов. Это очень важно! Теперь у отрасли есть перспектива.
Однако далеко не все так «безоблачно» у коми­оленеводов. Общая проблема всех оленеводческих хозяйств Республики Коми – их низкая эффективность. Это связано со слабой материально­технической базой, низким социальным статусом оленеводов и запущенностью в решении проблем этой отрасли.
Под воздействием факторов экономического, социального и исторического характера коренные народы не могут полноценно участвовать в обеспечении устойчивого развития на собственных землях. Крупные энергетические объекты, действующие и строящиеся в регионе, как правило, расположены на территориях традиционного проживания и традиционного природопользования коренного народа Коми. Все они оказывают неблагоприятное воздействие на этот народ и живущее вместе с ними местное сельское население. В результате возникают обширные территории загрязнения, деградации природной среды. В первую очередь наносится значительный ущерб оленьим пастбищам и охотничьим угодьям. Вместе с тем благосостояние коренного народа зависит от состояния окружающей среды, то есть состояния мест охоты, рыбалки, собирательства, огородничества.
Ускоряющееся промышленное освоение северных территорий и, как результат, изъятие из сельскохозяйственного оборота для государственных нужд земельных участков под объекты нефтегазового комплекса приводит к тому, что количество земель, пригодных для ведения оленеводства, ежегодно значительно сокращается.
В связи с непосредственной близостью возводимых промышленных объектов к оленьим пастбищам, прокладкой насыпных дорог, газопроводов и линий электропередач возникают большие зоны, в которых олени попадают в стрессовую ситуацию, продуктивность земельных участков, используемых в качестве оленьих пастбищ, значительно снижается, а их площадь сокращается.
Выводы специализированной организации ООО «Мурманское проектно­изыскательное предприятие», сделанные по результатам проведения землеустроительных работ и геоботанических обследований оленьих пастбищ, свидетельствуют об их удручающем ­состоянии. Хотя есть перспектива развития в республике лесного оленеводства в более южных районах Коми – подобный опыт существовал с конца 40­х до начала 90­х годов в Усть­Куломском районе.
Сегодня каждое оленеводческое хозяйство, использующее на правах аренды земельные участки в качестве оленьих пастбищ, не в состоянии прокормить даже имеющееся у них поголовье оленей, поэтому не возникает вопроса о его увеличении. Оленеёмкость имеющихся пастбищ уже сейчас не позволяет обеспечивать годовой (сезонный) биологический цикл имеющегося поголовья оленей без нарушения зоотехнических норм кормления, содержания, разведения и окарауливания. По всем оленеводческим хозяйствам оно ниже необходимого в 2­3 и более раз.
Ситуация усугубляется тем, что земельные участки, используемые на правах аренды в качестве оленьих пастбищ оленеводческими хозяйствами, за которые они вносят арендную плату в бюджеты соответствующих муниципальных образований, самовольно занимаются и используются оленеводами­частниками. Причем уже давно численность оленей в стадах оленеводов­частников значительно, иногда даже в разы, превышает поголовье оленей в стадах оленеводческих хозяйств.
Не соблюдая никаких установленных требований по использованию пастбищ, частники не составляют рациональных маршрутов и графиков своих кочевий и выпасают оленей на одном пастбище от одного до двух месяцев. Такие их действия приводят к потраве и, в итоге, к полному уничтожению оленьих пастбищ, так как кормовая база этих земельных участков не только истощается, но и полностью вытаптывается и приходит в негодность для выпаса оленей.
Лишайниковые и другие растения, используемые для кормления оленей, не успевают восстанавливаться (срок их воспроизводства составляет 15–20 лет), в связи с чем участки становятся непригодными для ведения оленеводства.
Проблемой отрасли остается до сих пор не организованная переработка оленьих шкур. Ценное сырье в итоге остается невостребованным и превращается в отходы, хотя могло бы приносить немалый доход.
Всё это говорит о том, что отсутствие целостной политики государства по отношению к северным территориям, в том числе ущербное состояние правового регулирования хозяйственной деятельности на них, значительно осложняет жизнь коренного народа. Многие положения существующих законов в полной мере не работают, кроме того, не создаются механизмы реализации принятых законов. Поэтому разработка эколого­правовых и социально­экономических проблем северных территорий России приобретает особое значение.
Нарушение условий традиционного природопользования коренных народов как эколого­правовая проблема возникает не только при отчуждении их земель для промышленных целей, но и в связи с подрывом ресурсного потенциала традиционного хозяйства коренных народов. Кроме того, в отношении российских Арктики и Севера в целом необходимо учитывать их двойственную функцию: это одновременно и среда обитания и хозяйственной деятельности коренных народов, и важнейшая сырьевая база страны. Иными словами, российский Север требует разработки двух взаимосвязанных вариантов модели устойчивого развития: для районов сохраняющегося традиционного природопользования и для районов активного экономического (промышленного) освоения. При этом интересы и перспективы дальнейшего существования коренного населения Севера должны учитываться в обоих вариантах.
Комплексный подход решения сложившихся проблем – наиболее эффективный способ поддержки оленеводства как базовой отрасли сельского хозяйства севера Республики Коми, а также сохранения традиционного уклада жизни и исконного занятия значительной части населения северных районов республики.

ДАТЬ ШАНС ВЫЖИТЬ

Опубликовано allrf в рубрике Региональная панорама

Традиционная деятельность коренных малочисленных народов нуждается в государственной поддержке

Александр МАТВЕЕВ, первый заместитель председателя комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера

Проблемы обеспечения традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов в последние несколько лет приобрели важное, а для некоторых субъектов Российской Федерации – чрезвычайно актуальное значение.

Места традиционного проживания коренных малочисленных народов Севера Сибири и Дальнего Востока в основном находятся на отдаленных, труднодоступных территориях с экстремальными природно­климатическими условиями и невысоким уровнем социально­экономического развития. Традиционный образ жизни основан на природопользовании, причем на самом бережном отношении к природе и ее ресурсам. Я много лет проработал в Якутии, в том числе в самых отдаленных ее районах, жил рядом с ними и могу без преувеличения сказать: учиться нам надо у них отношению к окружающей среде. Если бы это было так, многих экологических проблем сегодня бы не было.
Целью традиционного природопользования этих народов никогда не было получение прибыли. Задача – жизнеобеспечение семьи, общины, личное потребление.
Но в последние годы в отраслях природопользования широко внедряются элементы рыночных экономических отношений, таких как платность использования природных ресурсов, аукционное или конкурсное распределение земельных, лесных, рыбопромысловых участков и охотничьих угодий, квот и разрешений на добычу или заготовку тех или иных видов природных ресурсов и т.д. В связи с этим в природоресурсное законодательство и правоприменительную практику внесены и продолжают вноситься изменения, не учитывающие или недостаточно учитывающие их права, которыми они раньше пользовались, особенности их традиционного образа жизни и традиционной хозяйственной деятельности. Я имею в виду последние редакции Лесного и Водного кодексов, принятый два года назад федеральный закон об охоте, изменения, внесенные в законодательство о рыболовстве, и ряд других. В результате мы получили очень сложную и запутанную ситуацию, при которой ряд положений природоресурсного законодательства и законодательства о коренных малочисленных народах не соответствуют друг другу.
Понятно, что их традиционная хозяйственная деятельность по своей природе, целям, организации не может быть рыночной и никогда не сможет на равных конкурировать с коммерческими структурами. Все это привело к тому, что во многих случаях коренные малочисленные народы и их общины фактически лишены возможности заниматься традиционными формами природопользования, а других направлений занятости и возможностей прокормить свои семьи у них нет. Для многих это стало трагедией.
Как выход из создавшегося положения – определенное ограничение коммерческой и интенсивной хозяйственной деятельности в местах их традиционного проживания и деятельности. Но Федеральный закон «О территориях традиционного природопользования коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации», принятый еще в мае 2001 года, так и не заработал. Все дело в одной норме закона о том, что уполномоченный Правительством Российской Федерации федеральный орган исполнительной власти должен утвердить положение о территории традиционного ­природопользования. Указанного положения до сих пор так и нет.
Думаю, что есть силы, которые противятся созданию таких территорий, боясь за свою настоящую или будущую коммерческую деятельность. У нас есть немало примеров в основных нефтегазодобывающих регионах – Ненецком, Ханты­Мансийском, Ямало­Ненецком автономных округах, в Сахалинской области – успешного сотрудничества добывающих компаний и коренных народов. Они находят компромиссы и прекрасно уживаются друг с другом. Было бы ­желание и уважение к этим народам!
По поручению Президента РФ Минрегионом России уже более трех лет разрабатывается новый вариант закона, регулирующего вопросы создания и функционирования территорий традиционного природопользования коренных малочисленных народов. Наш комитет дал отрицательный отзыв на подготовленный законопроект. Не поддерживают его многие регионы и общественные организации коренных малочисленных народов. И в органах исполнительной власти он длительное время не может пройти согласования.
Законодатель очень мудро поступил, определив в действующем законе правовой статус этих территорий как особо охраняемой природной территории. Этим в значительной степени гарантируются права коренных народов на них. В подготовленном Минрегионом законопроекте от такого статуса предлагается отказаться, но предлагаемые вместо этого не обеспечивают гарантий прав коренных народов в традиционном природопользовании, и они нежизнеспособны.
Категорически нельзя соглашаться с предложениями Минрегиона и других федеральных органов об исключении из субъектов традиционной хозяйственной деятельности общин коренных малочисленных народов. Их позиция состоит в том, что хозяйственная деятельность общин должна вестись по общему порядку, как и для иных хозяйственных структур, и на них не должны распространяться преференции, установленные для традиционной деятельности коренных малочисленных народов.
Но при этом не учитываются два фактора. Во­первых, община издавна является формой объединения коренных малочисленных народов для ведения традиционного образа жизни. Некоторые направления традиционной хозяйственной деятельности без общин просто невозможны. Во­вторых, общины обеспечивают жизнедеятельность и занятость малочисленных народов и в значительной степени или полностью являются градообразующими предприятиями. Фактически они содержат всю инфраструктуру многих национальных поселков. Понятно, что свободной конкуренции с коммерческими структурами общины вряд ли выдержат.
Понимая сложность создавшегося положения, мы в Совете Федерации в прошлом году посвятили этому воп­росу специальные парламентские слушания «О состоянии и проблемах правового регулирования традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации». Рассмотрели вопрос комплексно, приняли развернутые рекомендации, направили их в Правительство Российской Федерации, в северные регионы, заинтересованные организации.
В Государственную Думу внесены подготовленные комитетом проекты федеральных законов, направленные на внесение изменений в земельное законодательство в части установления безвозмездного пользования земельными участками лицами, относящимися к коренным малочисленным народам, и их общинами для целей традиционного природопользования, а также на обеспечение их прав на занятие охотой как видом традиционной хозяйственной деятельности.
По этим двум законопроектам уже в течение нескольких лет ведем переговоры с комитетами Государственной Думы, Администрацией Президента, правительством и будем настойчиво добиваться их принятия.
Следующим важным направлением для комитета является проработка вопроса о подготовке проекта федерального закона о северном оленеводстве. Мы пришли к выводу, что необходим закон о государственной поддержке северного оленеводства как этнообразующего и этносохраняющего вида традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов. Рабочий вариант такого законопроекта нами подготовлен. Но против его принятия пока категорически возражает Минсельхоз.
У нас наработано немало предложений по совершенствованию законодательства о природопользовании коренных малочисленных народов, которые можно было бы реализовать в проекты федеральных законов. Но реальность сегодня такова, что ни один законопроект не имеет шансов на успешное прохождение в Госдуме, если он не будет поддерживаться правительством и ­Администрацией Президента.
Поэтому представляется принципиально важным, чтобы федеральными органами государственной власти совместно с руководителями регионов были найдены и согласованы единые концептуальные подходы регулирования традиционной хозяйственной деятельности коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

У СЕВЕРА ОГРОМНЫЕ ПЕРСПЕКТИВЫ

Опубликовано allrf в рубрике Региональная панорама

Северные и арктические территории России – не просто место на глобусе и не Клондайк, куда отправляются лишь затем, чтобы поживиться природными богатствами. Это, прежде всего, наши земли и наши морские просторы, которые мы обязаны развивать, решать проблемы живущих здесь людей, а если понадобится, то и защищать. Их развитие имеет для всей страны важнейшее значение. О путях и перспективах развития – наш разговор с северянином Юрием Неёловым, экс-губернатором Ямало-Ненецкого автономного округа, а ныне сенатором Совета Федерации.

– Юрий Васильевич, каковы перспективы развития российской Арктики сегодня?

– Прежде всего следует сказать о значении Арктики для России в целом. В Арктической зоне проживает 2,5 млн человек – это менее 2% населения страны, но 40% населения всей мировой Арктики. Российская Арктика создает 12–15% ВВП страны, обеспечивает около четверти экспорта. Здесь же сосредоточен уникальный углеводородный потенциал страны: пятая часть нефтяных и 62% газовых ресурсов. Здесь находятся и крупнейшие месторождения угля, золота, редких металлов, а также огромные запасы водных биологических ресурсов, гидроэнергетические, лесные, рекреационные и другие природные богатства. Понятно, что такие ресурсы должны стать основой процветания нашей Родины – Россия должна прирастать этими богатствами.
Сегодня перспективы развития этой территории стали зримыми. В Арктику возвращается интерес государства. В 2010 году Минрегионразвития разработало проект Стратегии развития Арктической зоны Российской Федерации и обеспечения национальной безопасности на период до 2020 года, а при председателе Совета Федерации создан Экспертный совет по Арктике, который возглавил Артур Чилингаров, а я являюсь его заместителем. Экспертный совет, не подменяя федеральные органы исполнительной власти, дает оценку и формулирует предложения, которые могут обеспечить более эффективную реализацию государственной политики в Арктической зоне РФ.
Роль и место Арктической зоны в Российской Федерации определяется, прежде всего, конъюнктурой мировых рынков углеводородов. Мы обязаны срабатывать на опережение – в условиях исто­щения месторождений углеводородов в освоенных районах центр их добычи смещается все дальше на север, и нужно создать все условия для сохранения ведущих позиций России на мировом рынке углеводородов, чтобы проводить независимую и диверсифицированную экспортную политику

– Для эффективного решения проблем по развитию Арктики нужен новый подход. Здесь среднестатистический стандарт не просто не подходит, он губителен. Какие нужны сегодня первоочередные меры для движения вперед по проблемам Арктики?

– Ответ на поверхности. На текущем этапе это, прежде всего, неудовлетворительное состояние организационно­правового оформления государственной социально­экономической политики в Арктической зоне. Следует объединить усилия обеих ветвей власти для формирования нормативной правовой системы, обеспечивающей привлекательность этих территорий как для хозяйственной деятельности, так и для проживания в этом сверхсуровом краю. Риторика, декларации не могут больше служить заменой законодательному обеспечению социально­экономического развития Арк­тической зоны РФ. На текущий момент федеральное законодательство по Арктической зоне несистемно, фрагментарно и архаично, не соответствует тем вызовам, которые возникают в связи с задачами модернизации арктической экономики. В нем много пробелов. Нет законодательной базы для деятельности ледокольного флота, функционирования вахтовых поселений, для закрытия поселений и т.д. Все федеральные законы ориентированы на среднероссийский стандарт и не учитывают специфику Арктической зоны. Фискальная налоговая система не создает стимулов для инновационной деятельности и осуществления инвестиций в основных ресурсных комплексах Арктической зоны
Мы много говорим об Арктике, но, как ни странно, не знаем ее российских границ, поскольку они не определены законодательно. Поэтому сегодня и ученые, и практики говорят, что нужен закон об Арктике, который четко определит границы Арктической зоны РФ. ­Проект закона сейчас внесен, обсуждение идет и в Госдуме, и в Совете Федерации. Надеемся, что в ближайшее время он все же будет принят.
Еще одна из первоочередных проб­лем – отставание научной мысли от требования времени. Русская арктическая научная школа была мировым лидером на протяжении десятилетий, сейчас это утрачено. Отстаем не только по геолого­геофизической изученности этой зоны, но и изученности ее сейсморазведкой и т.д., и т.п. Следует обратить внимание и на подготовку высококвалифицированных кадров для освоения арктических месторождений. Вектор модернизации блока федерального законодательства должен быть ориентирован на повышение привлекательности этих регионов для населения, прежде всего российской молодежи.

 – Юрий Васильевич, Арктика – одна из самых хрупких экосистем на планете. Ее экологические проблемы в силу природных особенностей имеют высокую вероятность перерасти из региональной проблемы в глобальную. Как вы оцениваете сегодняшнюю экологическую составляющую северных территорий?

– По сравнению с Центральной Россией Арктика, районы Крайнего Севера остаются относительно экологически чистыми. Арктическая зона играет большую роль в сохранении биологического равновесия на планете. Но при всей суровости она обладает самой хрупкой экосистемой. Скажем, след разрушения тундрового покрова от гусениц вездехода в зоне вечной мерзлоты будет восстанавливаться лет десять.
В результате масштабного хозяйственного освоения и потепления климата в последнее время районы Арктики стали более доступными для человека, в связи с чем возросли нагрузки на биоресурсы, и, как следствие, сократилась численность и произошла трансформация мест обитания редких видов фауны. Но там, где региональные власти видят проблему и занимаются ею, удается сохранить популяцию исчезающих видов. Скажем, на Ямале популяцию овцебыков и белых журавлей, практически исчезнувших, удалось за полтора десятка лет возродить.
Еще одна проблема – чистая пить­евая вода. Ее неудовлетворительное качество отмечается и на Ямале, там, где концентрация нефтяных углеводородов в питьевой воде большая, в Мурманской области сброс сточных вод металлургических предприятий также влияет на ее качество, т.е. на качество жизни населения. Надо отметить, что и традиционное продовольственное самообеспечение коренных малочисленных народов Севера нарушилось на некоторых территориях Арктики. Соблюсти баланс можно – надо создать систему природоохранного законодательства, стандартов и экологических требований к хозяйственной деятельности, адаптированных к специ­фическим условиям Арктики.

– Для успешного промышленного освоения российской Арктики и функционирования хозяйственных комплексов на этой территории Северный морской путь незаменим. Что нужно предпринять законодателям для его реанимации и обустройства?

– Мне отрадно, что наконец­то состоялся переход от парламентских слушаний, от заседаний к практическим действиям по развитию Севморпути. Все 16 лет, которые я провел на посту губернатора, мне приходилось на самых разных уровнях слышать о восстановлении Севморупути. К сожалению, за эти 16 лет ничего практически не было сделано. Уверен, реализация мегапроектов на арктическом шельфе невозможна без усиления роли СМП. Новатэковский проект «Ямал СПГ» окончательно развеял все сомнения по эффективности использования Северного морского пути. Начиная с навигации 2010 года, СМП используется компанией на постоянной основе. Я участвовал в одном из проходов танкерами по СМП. Этими проходами было доказано, что Северный морской путь жив. Но для его возрождения необходимо приложить максимум практических усилий. Нужно восстанавливать метеостанции, маяки. Кроме того, сегодня в России нет современного ледокольного флота. Но первые практические шаги уже сделаны. Началось строительство современных ледоколов. Но первоочередная задача – конкретизировать статус Северного морского пути как единой национальной транспортной коммуникации РФ в Арктике, воссоздать в полном объеме администрацию СМП, которая бы осуществляла контроль за судоходством.
Уверен, в скором времени все это осуществится.

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА

Военно-историческая акция-поездка мемориальной направленности цикла "ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ". 16-25 августа 2018 г. 10 дней / 9 ночей (туда поезд, обратно самолет). Маршрут: Москва – Вена – Братислава – Будапешт – Белград – Загреб – Любляна – Триест – Линц – Прага – Москва. Посещение 8 европейских стран: Австрия, Словакия, Венгрия, Сербия, Хорватия, Словения, Италия, Чехия. Эта уникальная, по своему особая, поездка связана: с отданием дани памяти как советским военнопленным, замученным и погибшим в нацистских лагерях: Марибор (Словения), Маутхаузен (Австрия) и сербов, замученных в лагере Ясеновац (Хорватия); с посещением мемориала советским партизанам разных национальностей в Триесте (Италия); с посещением могилы Героя Советского Союза М.Г. оглы Гусейн-заде, которому в этом году исполняется 100 лет, а также других участников Движения Сопротивления в Чеповане (Словения). Дороги памяти - дороги мира

НВ-ПАРТНЕР


Rambler's Top100