ЧТО НАМ ДАЛ ГОД КУЛЬТУРЫ?

Опубликовано allrf в рубрике Культура

О конституции культуры

2014 год, как известно, был объявлен Годом культуры. Однако он сопровождается не только острой полемикой по бюджетным расходам на те или иные аспекты культуры, но и серьезной содержательной дискуссией о значении культуры, ее видении и смысле в современной России. Вначале было слово… То есть опубликование проекта «Основ государственной культурной политики». И с марта началось бурное обсуждение широкими кругами общественности и непосредственно представителями самой культуры. Более 1200 предложений только граждан и экспертов было обработано, причем многие из них разноплановые и противоречивые.

Масла в огонь подлили, может быть даже не совсем удачные и прямолинейные суждения самого министра В. Мединского, вызвавшие шквал возражений, свидетельствующих об иных воззрениях на культуру в нашей стране. Среди них явно неудачный тезис «Россия – не Европа» и др.… Отсюда и различные публичные письма и заявления от членов Комитета гражданских инициатив и членов Вольного исторического общества, от Гильдии киноведов и кинокритиков и т.д.

Что же Минкультуры? Работает, как умеет, пытается, чтобы культура в обществе стала важней и заметней. И разве этого не видно? Но очень хочется, чтобы эта деятельность была квалифицированной и профессиональной, последовательной и настойчивой, а не фрагментарной и неуклюжей…

В прозвучавшем Послании Президента РФ несколько странно отсутствие этой тематики. Несмотря на все это, мы постараемся поговорить о том, что происходило в области культурной политики в уходящем году.

 

Действительно, споры по проекту «Основ государственной культурной политики» по-прежнему не стихают. К моменту выхода журнала, наверное, уже будет принят сам документ (по последним данным – 24-25 декабря на заседании Госсовета и Совета по культуре), хотя первоначально его должны были принять в ноябре. Что содержит сей проект? Прежде всего, он заявляет о государственном видении проблемы культуры, то есть определяется основа государственной политики в этой области, которая будет способствовать изменению, думаю, в лучшую сторону, отношения к культуре в обществе. Несмотря на все трудности сегодняшнего дня, растет внимание к культуре, и налицо стремление создать документ, который бы способствовал сплочению страны на базе культурных ценностей российского общества. Как будет развиваться законодательство? После принятия «Основ» будет доработан Закон о культуре, а затем принята стратегия реализации культурной политики. Все это создаст основу развития культуры в стране в новых современных форматах. И важно сделать так, чтобы культура не являлась сферой потребления в виде услуг и системы развлечений, а реализована была ее миссия формирования базовых ценностей для сограждан.

Немало положений о сохранении национальной самобытности, о роли культуры в общественной жизни, о значении государственной культурной политики, о видении культуры в России и ее влиянии на жизнедеятельность государства. В то же время нельзя не понимать, что культура – это очень широкое понятие, и именно общая культура задает, в общем-то, тон и фактически темп всей нашей жизни. Культура – это далеко не только памятники и музеи, библиотеки и кино, театры и выставочные проекты. Но в числе приоритетных целей отечественной культуры, несомненно, стоит задача формирования гражданского патриотизма, основанного на любви к Родине, где по-особому и неконъюнктурно должна звучать проблема исторического знания и исторической памяти для соотечественников, в первую очередь, для нашей молодежи.

Многие представители либеральных кругов считают, что в предложенном проекте видна явная попытка власти навязать обществу обязательную идеологию. Между тем в обиходе прижились термины, которые многими не принимаются, да и откровенно не нравятся: «толерантность», «мультикультурализм». Эти так называемые атрибуты западной цивилизации не дают возможности для развития, по крайней мере, у нас. Для российской культуры важным остается то, что присуще для нас имманентно: терпимость, милосердие, уважение к другим культурам. Это априори наши подходы и наши принципы. Безусловно, в новой культурной политике не должно быть простых решений, основанных на так называемом «закручивании гаек». Но важно и то, что многокультурная великая российская культура, основанная на уважении, терпимости и различных традициях разных народов, населяющих многонациональную Россию, не должна быть ни в коей мере в условиях современных трансформаций потеряна.

Но, обобщая приведенные суждения, несомненно следующее – и российская культура должна быть сохранена как особое духовное явление, и государство обязано следить за состоянием культуры. Вопрос: каким образом? Вот это представляет интерес. Конечно, есть точка зрения, что власть желает, чтобы культура обслуживала ее интересы. Но и в этом вопросе не так все просто, если брать реальную картину происходящего.

Разумеется, что культура будет развиваться вне зависимости от того, каков будет в итоге принятый документ. Но важно, чтобы именно в нем была четко прописана государственная политика, связанная с направлениями бюджетной поддержки культуры и искусства. Общественное обсуждение было очень жарким. Конечно, документ этот своевременный, не случайно советник президента по культуре В. Толстой отметил по этому поводу: «Культура впервые трактуется как базовое явление российского общества».

В этот год немало сделано для расширения, например, поддержки музейной деятельности. Роль государства заключается не только в финансировании многих отечественных музеев, у нас действует закон о благотворительной деятельности. В уходящем году принят закон о меценатстве в целях стимулирования отношения к проблемам образования и культуры российского бизнеса. Сами музеи накопили уже определенный опыт в своей деятельности, да и способны к общению со многими представителями власти – и в регионах, и в федеральном центре. Музейное дело уже имеет вполне сильную и независимую позицию, и очевидно, что роль музеев и музейной общественности в повседневной жизни страны становится заметной. И конечно, основой этого является закон о музейном фонде, связанный с неприкосновенностью музейных экспонатов. Вместе с тем есть и вопросы, среди которых и вопросы собственности, например, с теми же крымскими музеями. Первейшей задачей является недопущение растаскивание музейных фондов, а затем уже полноценное их наполнение со стороны государства.

Как известно, с 1992 года действует закон «Основы законодательства РФ о культуре». Этот документ сегодня – основополагающий. Именно по нему строится жизнь учреждений культуры. Законодательством о культуре была прописана возможность выделения из госбюджета 2% от ВВП. Реально же цифра не превышает 0,7%. Всем понятно, что пока, как это ни прискорбно, не меняется отношение к финансированию культуры. Оно по-прежнему «по остаточному принципу». Принятые основы – своего рода «конституция культуры», и об увеличении финансирования этой сферы говорят все, в том числе в ныне модном Общероссийском народном фронте (ОНФ).

Все это говорит о том, что нужны ресурсы для развития современной культуры, а бюджет, к сожалению, не безграничен. Поэтому большая надежда на принятый закон о меценатстве. Напомним, что меценатство – это бескорыстное вложение денег на нужды общества. Закон гласит: «Меценат – это физическое или юридическое лицо, которое безвозмездно передает деньги, имущество или право пользования или распоряжения им…». Цель меценатства определяется как сохранение культурных ценностей и развитие деятельности в сфере культуры и образования. Как не вспомнить, что меценатство – это, по сути, давняя русская традиция, отражающая богатый духовный потенциал нашего народа. Принятый закон призван возродить эту традицию в новых условиях. Конечно, предусмотрены наряду с моральными мерами стимулирования и материальные. Речь идет о том, что регионы на своем уровне устанавливают налоговые льготы для жертвователей. Но и федеральная составляющая очевидна – не будет облагаться налогами сумма, перечисленная на меценатские задачи, не превышающая 10% прибыли, полученной тем или иным предпринимателем. То есть, речь идет о частной предпринимательской деятельности. Меценаты в России теперь будут получать и почетные звания и награды наряду с налоговыми льготами.

Как здесь не вспомнить знаменитого отечественного мецената Павла Михайловича Третьякова. А ведь до сих пор не выполнен один из главных пунктов его завещания: бесплатный вход. Эта последняя воля Третьякова была нарушена еще при советской власти, когда была установлена входная плата. К сожалению, в нашей стране сегодня бесплатный вход в музей бывает «только раз в году». Все зарабатывают – Эрмитаж, Русский музей, которые опираются на средства от продажи билетов. Такова и мировая практика – те же Лувр, Метрополитен, Прадо также живут от продажи входных билетов, хотя там гораздо больше «бесплатных» дней и «бесплатных» категорий посетителей. Особо выделяется Англия, где нет платы за вход в государственные музеи. Хотелось бы, чтобы и у нас обеспечили бесплатный вход во ВСЕ государственные музеи для школьников и студентов.

Культура встает на ноги, и многие считают, что принятый новый документ о меценатстве оживит и провинциальные музеи, театры и многие другие культурные заведения.

Тревожит ситуация с объектами культурного наследия. В России более 600 объектов, принадлежащих государству, находятся в неудовлетворительном состоянии. Данных за этот год нет, но за 2012 год утрачено более 20 объектов. А всего же в реестре объектов культурного наследия – более 100 000 объектов. Большинство из них – на грани полного уничтожения. Конечно, предстоит реализация эффективного государственно-частного партнерства на основе уже принятых инструментов, прежде всего в малых городах и селах.

Государство старается менять свое отношение в культуре. Вот и следующий год уже провозглашен Годом литературы. Но реальная картина с состоянием русского языка, а отсюда и чтением, нашими библиотеками (особенно на местах), требует серьезного участия властей. И озабоченно говорит председатель Совета Федерации В. Матвиенко: «… с 2000 года сеть только детских библиотек в стране сократилась почти на 900 единиц. За 14 лет в стране исчезает почти 1000 библиотек, это не может не тревожить».

В стране стали меньше читать, и Россия перестает быть «читающей страной». В субъектах РФ около 50 тыс. публичных библиотек. Проблем в этой области немало: и комплектование библиотек, и рост стоимости полиграфических расходов. При всей, казалось бы, доступности издательской продукции, она становится все дороже. Речь не только о периодике (газетах и журналах), у нас проблемы с отечественной «меловкой». Наряду с современными писательскими шедеврами, немало ширпотреба на книжных развалах. Этот ширпотреб во многом и формирует массовую культуру, основанную на потребительстве.

В этом ключе все настойчивей идут разговоры о создании национальной электронной детской библиотеки. И все же, несмотря на все достижения цивилизации и технического прогресса, детские библиотеки все равно востребованы, и прежде всего в малых городах и поселениях. Безусловно, для того, чтобы сделать человека личностью, ввести его в мир культуры, важна роль специализированных детских и детско-юношеских библиотек, которых у нас более 3,5 тыс. За последние 5 лет финансирование детских библиотек увеличилось, и их книжный фонд превысил 13 млн единиц. Растет и средняя заработная плата работников библиотек, кстати, как и в других сегментах нашей культуры.

Но в то же время утрачивается традиция семейного чтения: по разным оценкам, только 7% семей читают литературу вместе с детьми (в 70-80-е годы – 80%). Именно литература раскрывает богатство русского языка, а следовательно, влияет и на национальное сознание.

Хочется верить, что наступающий 2015 год сможет хоть в какой-то степени изменить отношение к явному падению интереса к чтению в стране.

Давайте не забывать, что культура – слово женского рода, и она требует деликатности и максимума внимания со стороны всех. А жесткое управление культурой явно идет ей не на пользу.

Анатолий Гришков

В ПОИСКАХ СМЫСЛА

Опубликовано allrf в рубрике Культура

Два месяца объявленного Указом Президента РФ Года культуры уже миновало. Как стартовали? Пока мы имеем ряд шагов со стороны власти, еще не заметных для общества, но позволяющих прогнозировать определенные потуги. Речь, прежде всего, идет о намерении Администрации Президента РФ совместно с Советом при Президенте РФ по культуре и искусству разработать проект Основ государственной культурной политики до 1 апреля 2014 года, принятие которых ожидается в ноябре. Это главный стратегический документ, от которого и будем «плясать».
Пожалуй, впервые такая постановка вопроса, когда налицо идея выстраивания продуманной программы действий с государственным звучанием. Может, действительно, культура возвратится в число приоритетов государства, а соответственно, и слагаемых национальной безопасности. Реализуется, по сути, позиция бывшего спикера Совета Федерации Сергея Миронова о необходимости принятия соответствующего базового закона о культуре. Сегодня это подхвачено в Совете Федерации Федерального Собрания РФ и идет серьезная проработка нового законопроекта. Вместе с законом о культуре предстоит принять более 20 других документов, в частности, и по меценатской деятельности, и о защите отечественного кинематографа, и по другим областям этой сферы. 4 февраля как раз и состоялось заседание президиума Совета законодателей, причем с участием министра культуры В. Мединского, а также советника Президента РФ по культуре и искусству В. Толстого, которое рассмотрело вопрос формирования государственной политики в сфере культуры. ­Конечно, это заседание прошло несколько поздновато, надо было это делать на исходе 2013 года. Но главное даже не это, суть в том, чтобы документы не были декларациями и проспектами о намерениях, а содержали конкретные меры по формированию комплексного подхода госполитики в области культуры.
Соответственно, и регионы нуждаются в законе о культуре и желают принять участие в его подготовке с учетом многонациональных особенностей нашей России. Какая же сейчас ситуация в сфере культуры? Каждый из нас может привести немало проблем, которые беспокоят. Это и состояние общей культуры, и вопросы музейной деятельности, и проблемы детского кино, и библиотечное дело, и культурная деятельность на селе, неэффективное использование, а порой разбазаривание средств на реконструкцию исторических памятников (журнал писал о ситуации в Пскове). Не меньшее беспокойтво вызывает проблема доступа к культурным ценностям (прежде всего школьников и молодежи). Немало музеев, куда вход в несколько раз превышает стоимость нынешнего повышенного проезда в метро. И это не только в Москве.
Как правило, мы знаем из СМИ о достижениях в столице. Здесь немало новизны, но это тема отдельного разговора. Остановимся только на одном моменте – посещении исторических зданий посольств, как правило, два раза в год: 18 апреля (День охраны памятников и достопримечательных мест) и 18 мая (Международный день музеев). Так вот, 18 мая 2013 года в День музеев в Москве отрылись для посетителей двери 21-го посольства, которые расположены в исторических особняках. Понятно, что посольства представляют собой территории других государств, но то, что проводятся экскурсии в этих уникальных зданиях, многие из которых являются объектами культурного наследия, – безусловно, заслуга московских властей, ищущих новые пути для культурно-просветительной деятельности.
Что же касается странового аспекта, то сделан шаг вперед по реализации давно намеченного проекта российского православного духовного центра во Франции, в Париже, который возведут в непосредственной близости от Эйфе­левой башни на набережной Сены. Безусловно, это событие станет знаковым для всех россиян, в том числе и для потомков русских эмигрантов, проживающих во Франции, будет способствовать распространению православия. ­Разумеется, это один из символов российского присутствия во Франции, который будет интересен для парижан и многочисленных туристов.
Если в целом оценивать продвижение культурных достижений России за рубеж, то здесь ситуация выглядит формально благополучной. У нас немало одаренных коллективов, в том числе музеев, которые аккредитованы за границей и достойно представляют Россию. Но это очень узкий луч культурного присутствия страны за рубежом. Даже выставочная деятельность выглядит порой фрагментарно.
По-прежнему слабо представлены регионы страны. ­Далеко не все могут попасть в федеральную целевую программу «Культура России (2012-2018 гг.)». По моему мнению, явно недостаточно усилий по пропаганде и продвижению русского языка, наследия знаменитых деятелей науки, культуры и искусства, наших соотечественников. Мы вообще практически не работаем по юбилеям за рубежом – от культурных до знаковых исторических дат. Что-то не удалось найти сведений о российском участии в знаменитом в Европе торжестве в октябре 2013 года, посвященном 200-летию Битвы народов под Лейпцигом.
У нас в стране интерес к чтению падает, соответственно, падает и интерес к деятельности СМИ, прежде всего печатных, у самой власти. Наверное, это влияет на то, что последние 20 лет каких-либо изданий о России на английском, французском, немецком, китайском и других языках практически нет. В лучшем случае – какие-то энтузиасты в связи с теми или иными событиями продвигают печатные версии на языках. Но это – как наша самодеятельность… До сих пор нет печатного издания (хотя копий по этому поводу сломано немало), рассказывающего о России. Или наша страна «не нуждается в рекламе»? Непонятно, чья это епархия – то ли Минкульта, то ли МИДа в лице Россотрудничества, то ли еще кого. Тема «навязла на зубах». Мы говорим о культурном присутствии в странах СНГ, но ничего для распространения информации о России не делаем. То, что можно увидеть, – это такая «микроскопическая величина» для такой великой державы как Россия. Нет самого главного – коммуникационных каналов взаимодействия, прежде всего, на постсоветском пространстве, не говоря уже о дальнем зарубежье.
А как же ситуация в регионах России? В последние два года в стране стартовало два проекта. Как не вспомнить, когда в тех же майских указах президента была поставлена задача строить в малых российских городах многофункциональные культурные центры как своего рода альтернативу дворцам культуры советского периода с современным «звучанием». К 2014 году должно быть построено не менее пяти таких центров. Минкульт вместе с регионами выбрал 13 регионов для проекта: Чеченская Республика, Рес­публика Ингушетия, Забайкальский, Красноярский и Ставропольский края, Белгородская, Калининградская, Кировская, Омская, Оренбургская, Рязанская, Томская, Ярославская области. Другим проектом являются Дома Новой Культуры (ДНК-центры). Планируется строительство пока трех: в Калуге, Первоуральске (Свердловская область), на острове Русский во Владивостоке. Но все это предназначено для городских территорий, и оба проекта предусматривают размещение в густонаселенных райцентрах. А как же быть селянам? Им не позавидуешь: как правило, здания сельских клубов продаются местным предпринимателям из-за своей убыточности, и они уже по своему усмотрению «формируют культурную политику» на местах.
Конечно, реализовать модель общего культурного пространства для всех россиян – это несбыточная мечта при «демократических реалиях», но важно хотя бы обеспечить, чтобы это культурное пространство было единым на российских просторах (ценности, традиции и т.д.), а культурные учреждения – доступными.

Александр Никишин

http://nashavlast.ru/article_description/149/2451.html

ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА


ПРИГЛАШАЕМ!
ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКАЯ АКЦИЯ-ПОЕЗДКА "ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА" цикла "ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ"
28 октября – 6 ноября 2017 г.
(10 дней / 9 ночей)
Поездка в преддверии 72-й годовщины начала Нюрнбергского процесса над нацизмом и его сателлитами
Маршрут: Москва – Берлин (Заксенхаузен) – Потсдам – Дрезден – Нюрнберг – Мюнхен (Дахау) – Веймар (Бухенвальд) – Лейпциг – Берлин – Москва.
Подробности на www.mrzh.ru. Дороги памяти - дороги мира

НВ-ПАРТНЕР


Rambler's Top100