Декада региона

ПОСЕЛОК НЕРЕШЕННЫХ ПРОБЛЕМ

Опубликовано allrf в рубрике Репутация

После публикации статьи о Хову-Аксы обращениям не было конца. Всех интересовало: что будет с людьми? Какова судьба комбината? А общее настроение ховуаксынцев просто шокировало: жители поселка уверены, что власти их бросили на произвол судьбы.
И пришлось вновь поехать в поселок трагедии, чтобы своими глазами посмотреть, что там происходит на самом деле.

Хову-Аксы115 км разбитой вдрызг дороги из Кызыла в Хову-Аксы «Хонда» с трудом преодолела за 1,5 часа. Там, где еще совсем недавно лежал асфальт, осталась лишь грунтовая в ямах и канавах дорога. На въезде в поселок по прежнему торчал огромный скальный осколок с ­надписью «Хову-Аксы». Вскоре слева показалась старая ТЭЦ, которая кое-как дымила одной трубой. За ней – до сих пор не действующая единственная АЗС, принадлежащая бывшему главе района. Замотанные топливораздаточные колонки словно символизировали отсутствие всякой экономической жизни в поселке. Еще пару километров – и передо мной строительная площадка новой ТЭЦ. Перспектива очаровывает: железобетонных конструкций соскладировано как минимум на 10 лет строительства. Ну просто Братская ГЭС! ­Пробираемся на саму строительную площадку, перед которой красуется табличка, указывающая на то, что строительство ТЭЦ ведет строительная фирма с неким Ю. Гавриловым во главе. На стройплощадке просматривается до 15 рабочих. Нас встречает вполне дружелюбный прораб в новенькой белой каске. В ходе незатейливого экспресс-опроса выясняется, что прораб В. Зеленин родился в Уюке Пий-Хемского района, всю свою сознательную жизнь провел на сибирских просторах и имеет солидный опыт строительства подобных объектов от Красноярска до Владивостока. Сейчас он прибыл из Красноярского края. На стройке он с 22 февраля этого года и намерен сдать объект до конца 2013 года… Среди проблем в первую голову назвал некомплектность оборудования ТЭЦ, слабую инженерную подготовку объекта и отсутствие входного контроля проекта при утверждении Государственной экспертизы. Он без обиняков сообщил, что пока даже куратора стройки нет, а неразворотливость местных властей демонстрирует факт, что строительство началось в декабре 2012 года, а питающую стройку подстанцию запустили только два дня назад. И потому сейчас актуальная в республике стройка находится всего лишь на стадии котлована. Он признал, что «заместитель президента республики» Ш. Иргит хотел бы иметь запуск ТЭЦ до начала отопительного сезона, но это даже теоретически невозможно. И его можно понять: если рыли котлован и устанавливали электроподстанцию чуть не 4 месяца, то само строительство, начатое в апреле, вряд ли возможно закончить в сентябре…
И я поехал в поселок. ­Увиденное шокировало. Он оказался повсеместно разрытым и опутанным трубами тепловых сетей, брошенных поверх земли. Там, где их не было, возле зданий больницы и подобных им, торчали ­уродливые конструкции т.н. «теплофонов». Это что-то напоминающее маленькие кочегарки, уголь для которых приходится вручную носить по крутой железной лестнице на уровень второго этажа… ­Водопровод в поселке так и не работает, и жители вынуждены ходить за 1,5-2 км на бойлерные за водой. Но и это слабо успокаивает: техническая вода оказалась небезопасной. По разным данным, уровень наличия в ней радиоактивных элементов в 2,5 раза превышает допустимый, к тому же в 2 раза превышено содержание мышьяка. Но другой воды просто нет, и население вынуждено добровольно травиться…
В ходе ликвидации ЧС, в том числе по известным причинам (см. статью в предыдущем номере), были разморожены не только тепловые сети, но и водопровод с канализацией. Из-за этого население вынуждено было всю зиму сливать нечистоты рядом с жильем. И сейчас с ужасом ожидают, когда с наступлением тепла все это «поплывет», разнося инфекции. Так что к гуманитарной катастрофе скоро может привиться экологическая. Впрочем во многие дома она уже пришла. Унитазы домов со всеми удобствами, имеющими место до аварии, от мороза полопались и источают специфический запах. Такой, что заставляет уже сейчас население забивать гвоздями двери в туалет. А если к этому прибавить трещины на стенах, копоть от «буржуек», вышедших из строя бытовых приборов и агрегатов, то «комфорт» выживших в условиях ЧС жителей ­Хову-Аксы становится понятным. Так что дело уже не в том, что у жителей вымерзли цветы, погибли или разбежались домашние животные, пришли в негодность мебель и бытовые электроприборы, закоптилось жилье. Самое страшное – у людей пропала вера в будущее. Я поговорил с десятком простых жителей самого разного возраста и положения в обществе. Их мнение едино: власти отчитались перед Кремлем о ликвидации ЧС и бросили их на произвол судьбы. Никто не верит, что нормальная жизнь когда-нибудь вернется в поселок. И доказательством тому служит конфискация «буржуек» под предлогом того, что в Шагонаре или Ак-Довураке ожидается такая же трагедия. Люди уверены, что в следующую зиму тепла ни от новой, ни от старой ТЭЦ им не дождаться. И хотели бы оставить у себя эти хоть и древние, но всё же источники тепла. Конфисковывая их, население лишают последней надежды. Не случайно, по некоторым сведениям, четырехтысячное население поселка уже «усохло» на 1200 жителей. И до начала отопительного сезона оттуда сбегут еще не менее 1000 человек. Остаются лишь те, кому бежать не на что и некуда.
Тем не менее республиканские власти полны оптимизма. Хотя пролежавшее 2 года на складах УКСа правительства оборудование ТЭЦ оказалось раскомплектованным, а скважина, пробуренная для технологического обеспечения ТЭЦ водой, показала многократное превышение норм радиоактивности и содержания мышьяка. Сам же подрядчик, судя по всему, не имеет даже самого незначительного опыта не то что строительства ТЭЦ – даже элементарной печи не сооружал. И секрет вхождения в этот многомиллионный проект, скорее всего, состоит в том, что ее владелец Гаврилов, по некоторым сведениям, в «тесном общении» с тем самым заместителем президента республики.
Конечно, в случае возрождения кобальтового производства в Туве на базе запасов руд Хову-Аксынского месторождения и техногенных отходов комбината «Тувакобальт», все нужно адаптировать для наших арсенидно-кобальтовых руд. Появится возможность утилизировать мышьяковистые отходы, накопленные в картах захоронения, повысить извлечение кобальта, никеля, меди и других компонентов из первичных руд… А руды в недрах осталось не меньше, чем было добыто за 20 лет отработки месторождения Хову-Аксы. ­Однако возрождение кобальтового производства – это вопрос будущего, хотя экологи уже давно бьют тревогу. В 1998 году с месторождения украли два 90-килограммовых контейнера с радиоактивным цезием. ­Сейчас хранилища отходов комбината – самые вредоносные и опасные объекты в Туве. По самым скромным подсчетам, в отвалах хранится 75 тыс. т мышьяка и более 350 т пульпы, содержащей цианистый натрий.
Для властей Тувы решение этих проблем является сложным, во многом неподъемным в силу сложившихся обстоятельств. Оно возможно лишь в случае, если возродится комбинат. Этой проблемой, к сожалению, пока никто в респуб­лике не занимается. Последнее упоминание о попытках возродить производство кобальтового концентрата относится к 2001 году. Новое правительство Тувы считает эту проблему априори неразрешимой. Отсюда и проблемы Хову-Аксы.
Невзирая на неожиданный оптимизм строителей, скорее всего, новая ТЭЦ в Хову-Аксы не будет построена в этом году. Да и в следующем перспективы туманны. Старая ТЭЦ дышит на ладан и может очередной отопительный сезон не потянуть. К тому же нарушены тепловые сети, разморожены водопровод и канализация. Вкупе с массовой безработицей и нерациональным использованием бюджетных средств это создает критическую ситуацию, на которую у властей, мягко говоря, странная реакция. Председателя администрации Унукая «ушли по собственному желанию премьера Тувы» Ш. Кара-оола. На смену ему пришел временно исполняющий обязанности Саган-оол, ранее работавший министром энергетики. Он также «добровольно» оставил министерское кресло, когда запахло уголовным преследованием за сбор денег с бизнесменов на закуп ГСМ. Десятки миллионов с легкой руки министра тогда ушли каким-то проходимцам, и даже в рамках уголовного дела вернуть их не удается. В республике многие вполне обоснованно полагают именно Саган-оола главным виновником развала энергетики республики. И вот теперь ему доверено возрождение погибающего поселка. Думается, что «не по Сеньке шапка». Все вышесказанное для оставшегося в поселке населения – это не секрет. Человек же он «надежный» – приходится тувинскому премьеру близким родственником.
Но на этом проблемы поселка Хову-Аксы не заканчиваются. ­Невзирая на отставку прежнего начальника и приход нового ничего в поселке не меняется. Люди обозлены безразличием власти. Даже обещанные им 10 тыс. рублей за «морозные страдания» до сих пор не выданы. ­Никакой работы нет. Единственным подспорьем стал сбор металлолома, которым наравне с мусором и нечистотами в результате аварии завален поселок. За 4 часа в поселке не удалось заметить никаких общественных работ по благоустройству. Идет ремонт всего одного здания – полиции. Другими никто не занимается. Много праздношатающихся «навеселе». Шокировала картина промышлявших у мусорных баков коров. От такой безысходности опустившее руки население даже не гоняет скот на пастбища… Судя по всему, даже заметное сокращение численности жителей не решило никаких проблем в поселке. Хоть 10 тысяч «нахлебников», хоть один – все равно это непосильно тощему республиканскому высокодотационному бюджету. Поселку и району до зарезу нужно производство. И ничего, кроме возрождения добычи кобальта, результатов не даст. А это не только решит экономические проблемы, но и создаст условия для нейтрализации экологических угроз.

Сергей Конвиз

ПЯТНО НА ПАРАДНОЙ ОЛИМПИЙКЕ

Опубликовано allrf в рубрике Репутация

В поселке Волна все местные жители знают, как надо поступать с дельфином, неожиданно оказавшимся на берегу. Ни в коем случае его нельзя сталкивать обратно в воду по песку – у дельфина очень тонкая нежная кожица, и ее можно расцарапать до крови. Надо сначала подложить под него тряпку, и только потом аккуратно возвращать в море.

ТаманьБизнес без большой дороги

Дельфины, уникальная природа, чистейшее море, прекрасные пляжи – до недавнего времени это были главные достопримечательности этих мест, предмет здешней гордости. Сюда специально ехали туристы, чтобы посмотреть на дельфинов. Поселок Волна расположен на берегу Черного моря, буквально на стыке с Азовским, и течения благословенным образом огибают его, сохраняя удивительно чистую прибрежную воду. А еще тут целебные грязи и морской конек, которого в Черном море уже почти не найти: он может жить только в чистой воде. Рядом с Волной в свое время даже стояла экспедиция команды Кусто, и тоже поражалась невиданной для Черного моря концентрации настоящей природной воды.
Казалось бы, этот уникальный уголок Таманского полуострова создан для того, чтобы сохранить его России и развивать как курортную зону. ­Однако на Тамань началось паломничество химии, нефти, газа и прочей промышленности. ­Сейчас Таманский полуостров – один из самых противоречивых в экологическом отношении регионов России. С одной стороны, здесь расположено около 60% площадей виноградников Краснодарского края, работают более 28 баз отдыха, 4 пансионата, 12 детских оздоровительных учреждений, есть даже целые курортные поселки – как, например, Голубицкая. С другой – планируется разработка месторождений нефти и газа, к уже действующему порту Кавказ добавился порт Тамань, расположенный как раз рядом с поселком Волна, включенный в федеральную целевую программу «Развитие транспортной системы России (2010–2015 гг.)» и в программу «Стратегия-2020».
Но одним из главных сдерживающих факторов промышленной экспансии стала позиция местной общественности. Вообще такой активной экологической общественности, как на Тамани, нет, наверное, больше нигде в Краснодарском крае. ­Например, благодаря местным активистам не состоялась идея строительства на Тамани метанолового завода и заморожено строительство терминала ОАО «Толь­ят­тиазот». Поэтому, как правило, предприятие, начинающее свой бизнес на Тамани, вынуждено искать общий язык, приходить к политике открытости и социального партнерства. Хотя бывают и исключения – например, затянувшаяся «холодная война» с ООО «ЭФКО – Пищевые ингредиенты». Взаимных претензий за последнее время накопилось много. Настораживают общественников и две аварии на транспортировочной трубе компании, случившиеся в январе прошлого года, которым пытались не придавать огласки. После одной был загрязнен патокой морской берег, а в результате другой предположительно от 100 до 300 т патоки попали в Черное море. Патока – не самая вредная субстанция для моря, но ведь помимо этого компания транспортирует пальмовое масло, и если это вещество попадет в море, мало не покажется, предупреждают экологи.
В 2011-м году, когда заработал морской терминал и был пущен Зерновой терминальный комплекс «Тамань», по укатанной дороге рядом с жилыми домами поселка Волна пошли тяжеловесы «Пищевых ингредиентов», груженые зерном. За сутки иногда более 500 автомобилей! Жить рядом с таким потоком пыли, копоти и шума стало невозможно. Конечно, местные жители начали бороться, забрасывать жалобами различные инстанции. УГИБДД ГУ МВД России по Краснодарскому краю считает нарекания со стороны населения «справедливыми», и что «геометрические параметры и прочностные характеристики данных автомобильных дорог не позволяют обеспечивать безопасность дорожного движения при складывающейся интенсивности движения грузовых автомобилей». Но все остается без изменений. На фоне того, что из-за промышленной деятельности порта Тамань в поселке постоянно отключается электричество, нет воды, это только добавляет взаимной неприязни.

 Десять миллионов страданий

По части нетрадиционного метода решения конфликтных ситуаций «ЭФКО» вообще лидер. «Вместо того чтобы находить общий язык с общественниками, они, судя по всему, решили жестко: мы сейчас с парой человек разберемся – остальные будут бояться», – говорит председатель ассоциации «Возрождение Тамани» Алла Никонорова. С жестким разбирательством Алла Владимировна уже тоже столкнулась: за критические выступления в прессе в отношении Никоноровой был подан иск в суд с требованием компенсировать понесенный ущерб в сумме 10 млн рублей. Это притом что, согласно затребованным документам, прибыль «Пищевых ингредиентов» за это время не снизилась даже на рубль, а напротив – выросла.
Еще на десять миллионов тех же рублей «Пищевые ингредиенты» «настрадались» от деятельности Сергея Головина, придавшего гласности данные, что растительное масло этой компании перевозится в цистернах, в которых побывали нефтепродукты. И что? В итоге суд подтвердил правоту Головина.
Накануне общественных слушаний по поводу «ЭФКО – Пищевые ­ингредиенты» был избит сопредседатель Темрюкской экологической общественной организации «За спасение Тамани!» Игорь Голубенков. Он говорит, что, прежде чем напасть, молодые люди даже представились, что они от компании «ЭФКО».
– Но я, перебинтованный, еще больше хлопнул их на общественных слушаниях, – улыбается Игорь. – Я бы вообще от них отстал, если бы они построили с нами взаимоотношения по принципу открытости. Мы ведь добиваемся не наказаний и штрафов, а осознания ответственности за свою деятельность.

 С широко закрытыми глазами

Председатель экологического комитета Ассоциации общественных объединений Темрюкского района «Возрождение Тамани» Александр Беляев считает: «Дело в том, что большой бизнес, который приходит на Тамань, не смотрит в корень проблемы. Здесь на каждый метр инфраструктуры надо вкладывать в несколько раз больше, чем в Цент­ральной России. Таманский полуостров стоит на воде. У нас структура почвы такая, что нельзя ничего складировать, все уйдет в землю. В то же время на Тамани сейчас десятки несанкционированных свалок. Да еще у нас сейсмоопасная зона. А как строили ту же «ЭФКО», насколько добросовестно были проведены геологические изыскания, никто не знает. ­Государственный экологический мониторинг отсутствует. Сейчас идет опора на мониторинг самих предприятий. Но какая же своя экспертиза покажет, что экологическая обстановка неблагоприятная? Мы этот вопрос не один год поднимаем, но пока безуспешно».
Дно Азовского моря – как качели, оно состоит из двух плит на глубине. Временами эти плиты «гуляют» и порождают волну. Так, в 1969 г. нагонная волна смыла несколько поселков как раз в окрестностях Темрюка, погибли сотни людей. А если подобное повторится? Ведь многие предприятия, да и цистерны с опасными продуктами, окажутся в море.
Экологи твердят: любой бизнес, приходящий на полуостров, обязан вести себя цивилизованно, осознавая социальную ответственность за будущее чудесной природы, считаться с требованиями дня, а не руководствоваться сиюминутными желаниями урвать кусок пожирнее… Нужен план развития региона, и прежде всего курортной зоны. Но пока не совсем получается совместить порой весьма наглое вхождение бизнеса в Тамань с природоохранными воззрениями. Описанный сюжет с дорогой – показательный пример. Ведь на стадии решения о строительстве порта никто из тех, кто ставил на проекте разрешительные визы, не настоял на обустройстве обособленных подъездных путей, обеспечивающих пропуск возросшего грузопотока. Подобных примеров, когда без разрешения вдруг возникают нефтяные вышки, завозятся вредоносные для здешней почвы отбросы, затевается строительство производств, способных нанести вред окружающей среде, – предостаточно. Разве обо всем этом местные и региональные власти действительно ничего не знают? Или «не знают» почему-то?
Я бывал раньше в этих местах. Восхищаюсь своеобразием и уникальностью природы самой Тамани. ­Неповторимый край! Жалко, что многое уже потеряно за прошедшее время. Потерять легче, чем потом найти. Меньше года осталось до Олимпиады, когда и сюда приедут туристы. Однако масляное пятно от внезапно прорвавшейся трубы может оказаться несмываемым не только для Тамани, но и столицы Сочи-2014, да и всего региона и нашей страны в целом. ­Такая ситуация будет ассоциироваться не с дельфинами, уникальной природой и морскими пейзажами, а с бездумной деятельностью современных рвачей, для которых корысть и умение «решать вопросы» куда важнее земли, на которой они живут. Ведь в дни Олимпиады многочисленные туристы будут открывать для себя не только Сочи, но и весь благодатный Краснодарский край, узнавать его еще и как место для полноценного курортного отдыха. И в этом смысле совсем неважно, где люди, приехавшие на праздник, увидят масляное пятно на нашем «парадном олимпийском костюме» – в районе Сочи или в местах, которыми восторгалась команда Кусто.
И еще вопрос к правоохранительным и природоохранным госструктурам: какова их позиция? Или же по-прежнему мы будем уповать на активность местной общественности?

Сергей Гусев. Москва–Тамань

В ПЛЕНУ У ВЛАСТИ, ИЛИ ПОЧЕМУ ЗАМЕРЗ ПОСЕЛОК В ТЫВЕ

Опубликовано allrf в рубрике ЖКХ, Репутация

В последние дни уходящего 2012 года и все праздничные 2013–го многие федеральные каналы и радиостанции забивали уши наших граждан всякими новостями: про замученных зверски в США наших ребятишек, про Познера и престарелых слонов, которых вот–вот усыпят французы, про Депардье, ставшего самым знаменитым мордвином. И за этой кучей слоновьих переживаний осталось незаметным событие действительно страшное – в Тыве замерзает поселок Хову–Аксы. Поселок замерзает по сей день, начиная с 21 декабря. Уже который месяц люди живут в нечеловеческих условиях, а местной и федеральной власти нет до страдальцев никакого дела (при повсеместном внедрении цифрового телевидения, высокоскоростного интернета, энергосберегающих лампочек завоз в поселок «буржуек» назвать государственной заботой язык не поворачивается).
Местная власть, встроенная в неэффективную вертикаль, озабочена только обеспечением нужного процента поддержки правящей партии, власть федеральная готовится к Олимпиаде и ЧМ по футболу, на проведение которых мы потратим годовой бюджет некоторых европейских стран. Как показал последний «разнос» президента, миллиарды уже то ли закопаны в землю, то ли распиханы по счетам, но на помощь маленькому поселку в Тыве средств и сил, как всегда, не осталось.
Конец 2012 года, а именно 21 декабря, ознаменовался ожиданием очередного апокалипсиса. Одни ждали его с тревогой, другие – с юмором. Согласно опросам, о приближающемся конце света были осведомлены до 90% населения и 10% были даже уверены, что он неизбежен. Как уже известно, для большинства землян этот конец в рамках планеты не состоялся. Но страшное предсказание почти сбылось в отношении поселка Хову–Аксы Республики Тыва – отдельно взятого районного центра с населением чуть менее 4000 человек. По крайней мере, отсутствие тепла, света, воды и человеческой помощи на морозе под 40 градусов с человеческими жертвами ничем иным как концом света не назовешь.

Когда во всем мире ожидали конца света, в поселке Хову–Аксы произошел «конец тепла» – авария на ТЭЦ. Случилось это 20 декабря. После «хлопка» вышел из строя резервный котел, питающий поселок. Основной вышел из строя за две недели до этого. Энергетики потушили пожар, однако тут же обнаружился свищ, и поднять давление и температуру пара никак не удавалось. К тому же на котле вышел из строя вентилятор, вдувающий в котел угольную смесь. А когда дело пошло на поправку, как назло, ушла вода, и котел вновь встал. По очереди выходило из строя всё: то подшипник на дымососе, то питающий насос, затем замерз водовод. Но премьер Тувы не ­разрешал сливать воду в теплосетях и зданиях, по всей видимости, надеясь на «блицкриг». Но маленькой войнушки не получилось. В итоге затяжной войны с природой и бесхозяйственностью были окончательно разморожены котельная, паропровод, 3 бойлерные, поселковые теплосети, системы отопления 12 объектов социального назначения и все 103 жилых дома. При этом на сайте правительства РТ и «Тува–онлайн» время от времени появлялись бодрые сообщения о «принятых мерах» и «стабилизации положения».
До Нового года было уже рукой подать, и скрывать масштабы чрезвычайной ситуации в Хову–Аксы уже не было никакой возможности. И власти, хоть и с опозданием, взялись бить набат. В ликвидацию ЧС включились огромные силы. Правда, толку от этих действий было немного. МЧС на своем Ил–76 по стране собирало печки–буржуйки. Можно представить затраты, если на огромном грузовом самолете 60 печек из Улан–Удэ и Иркутска доставляют через Красноярск в Кызыл и везут за 150 км в Хову–Аксы. Или в случае, когда этим же бортом 194 «буржуйки» доставляют из Москвы. Сейчас власти объявили, что будут взыскивать с населения за каждую «буржуйку» по 18 000 рублей. К новому году число участников ликвидации ЧС в Хову–Аксы по официальным сводкам достигло 1500 человек. К этому времени большая часть населения покинула свои дома и разбежалась по Кызылу, Шагонару и местным деревушкам. В поселке осталось приблизительно 800–900 человек, которые решили охранять свое добро от мародеров. Точного учета уехавших и оставшихся власти не могут провести до сих пор.
Авария в маленьком, богом забытом поселке с 3–4 тысячами жителей, из которых более тысячи – дети, уже стала общероссийским событием. ­Тревожные вести из Тувы об аварии паровой кочегарки с неизменным изображением премьера Тувы Шолбана Кара–оола почти месяц не сходили с ленты новостей всех информагентств и центральных телеканалов. По масштабу информационного обеспечения спасение маленького сибирского поселка можно сравнить разве что со спасением в 1937 году челюскинцев, зажатых льдами Арктики. Удивляются все от мала до велика и от простых граждан до специалистов в этом деле: почему с аварией в таком маленьком поселке так долго не могут справиться региональное правительство и могучее МЧС?
Да, действительно, Россия – огромная страна с очень суровым климатом. Особенно в Сибири. Но чтобы сначала допустить размораживание поселка, а затем за полтора месяца силами федерального чрезвычайного ведомства и целого регионального правительства не отогреть 103 дома и 12 социальных объектов – это уже чересчур даже для такого отсталого региона как Тува.
Техническая сторона причин аварии состоит в том, что в мае 2012 года работа ТЭЦ была остановлена. Но ремонт и подготовка к новому отопительному сезону не начались. Причина тривиальна – на ТЭЦ отсутствовало электроснабжение. А не было его потому, что 14 мая министр имущественных отношений – учредитель ГУП «Хову–Аксытепло» Кызыл–оол С.Т. своим решением №330р ликвидировал ГУП «Хову–Аксытепло», учитывая, что «по состоянию на 1 января 2012 года сумма требований кредиторов ГУП «Хову–Аксытепло» составляет 46 257 000 рублей». Поэтому на предприятии вместо подготовки ТЭЦ к зиме происходило плановое увольнение работников. Оно длилось до осени. Про зиму просто забыли. Но когда подошло время, на паспорте готовности ТЭЦ к работе в отопительный период все подписи появились… Единственным органом, озаботившимся подготовкой ТЭЦ к зиме, стала прокуратура. Дело дошло до того, что прокурор района А. Наконечный через суд и службу судебных приставов понуждал вести ремонтные работы на ТЭЦ. Но когда приставы пришли на ТЭЦ, отопительный сезон уже начался.
И все же глубинная причина этой аварии находится не столько в технической и финансовой, сколько в политической плоскости. Да, конечно, за последние пять лет на мнимых «ремонтах» и обеспечении углем т.н. «правительственная вертикаль» республики изрядно погрела руки. Как официально сообщил бывший министр энергетики Саган–оол, в 2010–12 гг. за счет республиканской целевой программы господдержки и развития предприятий топливно–энергетического комплекса Хову–Аксынской ТЭЦ на погашение убытков выделено более 150 млн рублей. Сейчас следы этих денег ищут следователи СКР…
Однако это, скорее всего, является следствием. А настоящая причина – в кадрах, которые правительство Тувы последовательно расставляло в «мятежном» краю, укрепляя собственное присутствие. В результате такой политической деятельности из Хову–Аксы уехало и продолжает уезжать много нужных специалистов, без которых эксплуатация таких объектов как ТЭЦ стала проблематичной.
Все неприятности в Хову–Аксы начались с того, что его избиратели в 2006 году дружно проголосовали против «Единой России» и первых лиц в местном ее списке – премьера Ш. Ооржака и его заместителя Ш. Кара–оола, отдав почти 80% голосов за парламентскую оппозицию в лице В. Оюна и его команду из «Российской Партии Жизни». И как только Ш. Кара–оол стал у руля тувинского правительства, приоритетом в его деятельности стало ослабление в кожууне (муниципальное образование) позиций его основного оппонента любыми доступными ему способами. По всем наблюдениям, порядки в республике медленно, но верно возвращаются к феодальным. ­Отношения строятся на основе клановости и личной преданности, в которых профессионализму места нет.
Сначала председателем администрации кожууна правительство поставило Хуурака Эреса Михайловича. Но он вскоре был пойман на воровстве бюджетных средств, отпущенных на ремонт водопроводных сетей, и сейчас ожидает суда. На смену ему пришел другой выдвиженец правительства – бывший начальник УКСа республики Севек Вячеслав Кыргысович, недавно получивший условный срок за деятельность на предыдущем месте. Организованная правительством чехарда с местным хуралом и криминальный террор, организованный властями в содружестве с беспринципными правоохранителями, привели к тому, что сейчас представительный орган кожууна не имеет кворума и потому недееспособен. Жителей поселка скрупулезно поделили на «своих» и «оюнаров». Всех сторонников опального Оюна, на которого тоже завели два, впоследствии оказавшихся несостоятельными, уголовных дела, тщательно вычисляли по родственным и иным связям, «обкладывали», заставляли увольняться и уезжать из кожууна.
Чрезвычайная ситуация с теплоснабжением в п. Хову–Аксы «высветила» непрофессионализм правительственной команды. ­Стало очевидным, что многие из них ничего, кроме как строить финансовые схемы и пристраивать бюджетные средства в личные карманы, не умеют. ­Достаточно привести пример с мэром Кызыла Ховалыгом, которому было поручено изготовление металлических «буржуек» для обогрева помещений в поселке. В итоге изготовили печи с прямыми трубами дымоходов. Как бы для юрт, в которых, как известно, дым идет в крышу, а не в окно, как во всех благоустроенных квартирах, в которых устанавливаются «буржуйки».
Интересны и другие кадровые решения: заместителем премьера, отвечающим за работу объектов энергетики, работает В. Бартына–Сады – отставной полковник милиции, никогда не имевший отношения к этой отрасли, министром строительства – Сат, не имеющий ни опыта, ни специального образования в области строительства. Министром здравоохранения трудится отставной прокурор республики А. Дамба–Хуурак. А первым заместителем председателя правительства недавно назначен Ш. Иргит, наиболее наглядно проявивший свои способности в должности директора мясокомбината при осуществлении закупа несуществующего мяса у своих родственников и подчиненных, теперь перешедших в разряд подельников по уголовному делу №678307, возбужденному 14 марта 2011 года начальником СУ ФСБ России В.М. Тереховым, по которому сам Ш. Иргит проходит в качестве организатора преступной группы.
Да, потери в результате аварии на ТЭЦ огромны. Тысячи людей остались без крова и вынуждены скитаться. Все жилье пришло в негодность: разморожено отопление, облупилась штукатурка, пришли в негодность мебель, бытовая техника, пропали запасы на зиму. Все прокопчено, в саже. По самым скромным подсчетам, прямой убыток населению (чуть более 3000 чел.) составит от 400 до 600 миллионов рублей. Плюс к этому затраты на строительство новой ТЭЦ в Хову–Аксы составят около 500 млн рублей. Расчеты показывают: финансовые потери государства от безалаберности руководства республики и кожууна будут исчисляться миллиардами.
На дворе февраль, а трагедии, начавшейся на Хову–Аксынской ТЭЦ 20 декабря прошлого года – с виду невинной остановки резервного котла – конца так и не видать. Люди мерзнут в поселке или маются по чужим углам в столице или других населенных пунктах республики у родственников и друзей.
Да, ТЭЦ запустить удалось. Паром отогрели паропровод и три бойлерные. Но восстановить отопительные системы по состоянию на 18 февраля пока удалось только в 48 домах, из которых 9 – коттеджи. Тепло к ним поступает по временным системам теплоснабжения, брошенным по земле. Внутрипоселковые сети разморожены и не подлежат восстановлению, в связи с чем в настоящее время ведутся работы по сооружению наружных сетей теплоснабжения. По состоянию на 18 февраля, необходимо проложить 16 км теплосетей. По отчету перед вице–премьером РФ А. Дворковичем, «ежедневно прокладывается от 100 до 600 метров наружных теплосетей». Таким образом, на восстановление теплоснабжения поселка понадобиться не менее месяца. Восстановление водопровода и канализации возможно только с наступлением тепла..

Сергей Конвиз, Кызыл – Хову–Аксы

АКЦИЯ-ПОЕЗДКА «В ПАМЯТИ НАРОДНОЙ» В РАМКАХ ПРОЕКТА «МИР РАДИ ЖИЗНИ» (к 70-летию памятных событий Великой Отечественной войны)

Опубликовано allrf в рубрике В семье единой

Патриотическая акция «В памяти народной» под патронажем Совета Федерации Федерального Собрания РФ и при поддержке Исполнительного комитета СНГ и Посольства Республики Беларусь в Российской Федерации прошла на территории Беларуси в рамках общероссийского проекта «МИР РАДИ ЖИЗНИ», посвященного памятным событиям Великой Отечественной войны 1941–1945 годов. Акцию традиционно организовал общероссийский журнал политических и деловых кругов «Наша власть: дела и лица».
Ее участники – ученики подмосковных школ и города воинской славы Тверь с 1 по 8 ноября проследовали по маршруту: Москва–Гомель–Могилев–Минск–Брест–Москва.
Акция началась 1 ноября в Москве с напутствия заместителя председателя комитета Совета Федерации по международным делам В.Н. Шнякина. Затем школьники возложили цветы к могиле Неизвестного солдата и стелам городов-героев и городов воинской славы. Участники также посетили Центральный музей Вооруженных Сил, совершили тематическую экскурсию по столице России.
Тепло и сердечно встретили участников акции в Беларуси на Гомельской земле, откуда началась многодневная поездка по памятным местам Великой Отечественной войны. Члены делегации посетили ряд мемориальных мест, а вечером участники музыкально-хоровой школы «Пионерия» выступили с концертной программой «Память наших сердец» перед молодыми гомельчанами, которые в свою очередь порадовали всех присутствующих интересными и содержательными художественными номерами.
3 ноября, посетив «детскую» Хатынь в Жлобинском районе Гомельской области, школьники отправились в Минск через Могилев, где познакомились с музеем в здании городской ратуши, а также побывали на знаменитом Буйничском поле.
В городе-герое Минске 4 ноября участники акции приняли участие в торжественной церемонии возложения цветов к Вечному огню на площади Победы, посетили Музей истории Великой Отечественной войны и мемориальный комплекс Хатынь. 5 ноября в белорусской столице приняли участие в круглом столе в Республиканском Доме ДОСААФ, где встретились с ветеранами войны, с рядом руководителей военно-патриотических и молодежных организаций, представителями Посольства Российской Федерации в Республике Беларусь и Россотрудничества в Беларуси, кадетами Минска.
Руководитель Представительства Федерального агентства по делам Содружества Независимых Государств, соотечественников, проживающих за рубежом, и по международному гуманитарному сотрудничеству в Республике Беларусь В.А. Малашенко, открывая встречу, отметил важность подобных мероприятий, акцентировал внимание на важности и значимости проекта «МИР РАДИ ЖИЗНИ», рассчитанного до 2015 г.
Память о Великой Отечественной войне и общей Победе, забота о ветеранах — значимый и весомый фактор, объединяющий страны и народы государств – участников Содружества Независимых Государств.
По окончании встречи состоялся концерт «Память наших сердец» российских участников акции, которых представлял коллектив «Пионерия».
6–7 ноября делегация гостей из России побывала в крепости-герое Брест, в музее обороны Брестской крепости и совершила поездку в Беловежскую пущу. Интересной и познавательной, по настоящему творческой оказалась встреча с учащимися музыкальной гимназии №4 г. Бреста, в рамках которой состоялся совместный концерт.
8 ноября участники акции возвратились в Москву.

В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной
В памяти народной В памяти народной В памяти народной

 

Ссылки:

Совет Федерации Федерального Собрания РФ

Исполнительный комитет СНГ

Представительство Россотрудничества в Республике Беларусь

Гомельский городской исполнительный комитет

Гомельская правда

Новости Гомеля

Информационно-публицистический портал «Русь молодая»

Альманах «Вместе с Россией»

СШ №97 г. Минск

ГАЗИ ГАЗИЕВ: «ПООБЕЩАЛ — СДЕЛАЙ!»

Опубликовано allrf в рубрике Бизнес-клуб

Сказать, что Гази Газиев в Дагестане человек известный – не сказать ничего. Политик, общественный деятель, бизнесмен, меценат. И в то же время очень открытый, обаятельный человек, интересный собеседник. Недавно Гази Мулинович был награжден орденом «За заслуги перед республикой Дагестан», однако носить эту заслуженную награду не любит. «Зачем? – удивляется он. – Достаточно депутатского значка. Я 16 лет депутат пяти созывов, четыре года – член Госсовета. Так что на общественной работе уже двадцать лет. Это и есть самое важное, – то, что люди, народ Дагестана мне доверяют».
Гази Газиев умеет удивлять. Когда-то это был прогремевший на всю страну метод Газиева, потом проложенная ударными темпами железнодорожная ветка в обход Чечни, где в то время шла война. Сейчас по его инициативе строится афганский реабилитационный центр, аналогов которому в современной России еще нет.

Газиев Гази Мулинович родился 18 мая 1945 года в поселке Сульфат Казахской ССР. Окончил Московский институт железнодорожного транспорта. Кандидат технических наук. Почетный железнодорожник РФ. Депутат Народного Собрания Дагестана. В настоящее время возглавляет НПО «Сияние».

Уникальный центр для афганцев

– Гази Мулинович, НПО «Сияние» которое вы сейчас возглавляете, занимается весьма многопрофильной деятельностью. Однако именно реабилитационный центр для воинов-афганцев вы называете самым важным на сегодня объектом.

– А что тут удивительного? Центр строится для людей, которые уже заждались от всех нас внимания и помощи. Знаете, с чего все началось? В 2008 году узнаю, что наши дагестанские афганцы собираются ехать к Путину на прием. Просить помощи, потому что здесь, в Дагестане, на них махнули рукой. Не оказывают никакого внимания, не решаются самые насущные вопросы. ­Дошли до того, что объявили голодовку, и один из ее участников на третий день умер. Ну так же нельзя людей доводить! Я встретился с членом Общественной палаты Дагестана Патимат Геличовой, с представителем наших афганцев, с ­Омаром Муртазалиевым – это известный в республике человек, генерал-майор в отставке, бывший председатель комитета по делам ветеранов Дагестана. ­Обсудили проблему, и меня попросили помочь людям.
А мне как раз нужно было в Москву – пробивать строительство жилья для работников железной дороги: мы запланировали строительство пяти 12-этажных домов для наших людей. И я там, в Москве, говорю: нельзя ли помочь нашим афганцам – по десять лет некоторые в очереди стоят, не могут в респуб­ликанский ­реабилитационный центр попасть? Об этой нашей инициативе рассказали Путину, тот поддержал идею, сказал, что поможет с финансированием. Вот так идея обрела вполне конкретные очертания.

 – Помещение для центра долго ­искали?

– Зачем искать? Я как раз строил офисный центр, и один этаж отдал под афганцев. Они же разбросаны по всем районам города, стоят на учете в различных поликлиниках. Надо было сконцентрировать всех в одном месте, чтобы правильно заниматься диагностикой болезней и диспансеризацией. Купили современные диагностические аппараты, у нас сейчас стоит оборудование, которому многие лечебные учреждения позавидуют. Пригласили лучших специалистов. Главный врач центра – заслуженный деятель науки Дагестана, народный и заслуженный врач РФ и РД, доктор медицинских наук, профессор Ахмед Хасаев, заведующий отделением квантовой медицины – академик Магомед Эльдаров, заведующий хирургическим отделением – профессор, со­судистый хирург Магомед Рамазанов. Сам уровень специалистов тоже ведь о многом говорит, правда?

 – А какие услуги оказываете? Ведь приходится учитывать специ­фику контингента.

– Весь спектр медицинских услуг. Вот у меня есть буклет, подготовленный к открытию реабилитационного центра «Афганец». Там значится: диагностика физического и психо­эмоционального состояния человека на ГРВ-аппарате Короткова, отслеживание влияния любого плана воздействий на организм человека, анализ крови, точечный массаж позвоночника. Мы делаем физиопроцедуры, проводим консультации специалистов. Создали также диспетчерскую авто­услугу. Специально для Центра купили десять машин «Лада Калина». Машины приметные – на них нанесена яркая надпись «Афганец», многие жители Махачкалы видели уже их на улицах города. Пациент может из дома позвонить в диспетчерскую, заказать машину, чтобы съездить в диагностический центр или отвезти ребенка в школу.

 – Бесплатно?

– Ну конечно! А когда откроем в этом здании парикмахерскую, у нас будет и бесплатная парикмахерская для афганцев, буфет, в перспективе, когда финансовое положение улучшится, и бесплатная аптека.

 – Даже не верится, что такое возможно в наше прагматичное время.

– Афганцы тоже не верили, что это строится для них. Аналогов такому центру в России нет. В перспективе мы планируем, что он будет не только для афганцев, но и для чернобыльцев, ветеранов всех боевых действий. Для России – это великое дело. У нас ведь одних афганцев ­сейчас три с половиной тысячи, а с членами семей, которые также стоят на учете в цент­ре, – пятнадцать тысяч.

 – Как скоро ваш центр заработает на полную мощность?

– Все сразу, конечно, трудно ­охватить. Для скорейшего завершения строительства хотел получить кредит в «Альфа-банке» – 250 миллионов рублей. Вроде бы обо всем договорились. ­Потом приходит отказ: у вас взрыво­опасная республика, неблагоприятный инвестиционный климат. Я что, лично для себя просил? Реабилитационный центр строить надо? Надо. 60-квартирный дом для тех же афганцев сдавать надо? Надо. ­Филиал Российского торгово-экономического университета завершать надо? Надо. Помимо этого семь домов строю, три офисных центра, есть под что гарантии дать, у нас задел по имуществу – полтора миллиарда руб­лей. А мне говорят: взрывоопасная республика.

 – То есть кредит вам нужен для того, чтобы ускорить завершение строительства?

– Вот именно: ускорить завершение, а не завершить. Это же не ­долгострой какой-то. Восемь этажей уже построено, надо просто довести дело до конца.

 – В таком социально ответственном деле наверняка ведь есть те, кто вам бескорыстно помогает?

– Очень многие откликнулись, большая им за это благодарность. Под строительство дома для афганцев мэром города Махачкалы Саидом Джапаровичем Амировым был выделен земельный участок. Первым перевел в фонд строительства однодневный заработок в размере 1,5 миллиона рублей коллектив Махачкалинского отделения Северо-Кавказской железной дороги. Эта инициатива была поддержана и другими трудовыми коллективами и общественными объединениями республики. Двести муниципальных предприятий Махачкалы, по предложению главы города, также перечислили свой однодневный заработок в фонд афганцев. Республиканские власти перечислили в фонд государственную компенсацию афганцам на жилье. Надеюсь, что и наши богатые люди в Дагестане тоже подключатся к этому благородному делу.

 Высшее образование должно быть доступным

– Вы сказали о строительстве университета. Это ведь тоже огромный проект для Махачкалы.

– Планируем, что в ближайшее время филиал российского торгово-экономического университета у нас будет работать. Его ректор Сергей ­Николаевич Бабурин обещал всяческое содействие, чтобы это случилось как можно быстрее. Вы видели, в здании уже начались отделочные работы. Надеемся, в следующий учебный год сможем начать прием студентов.

 – Сколько человек могут здесь ­обучаться?

– Порядка десяти тысяч. Это очень много, но это все звенья одной цепи – афганский центр, институт. ­Народ должен видеть, что Дагестану оказывают внимание. Сегодня университет имеет свои филиалы в большинстве крупных российских городов – Волгограде, Краснодаре, Перми, Казани, теперь будет и у нас в Махачкале.

 – А чья была инициатива открытия филиала?

– Помог Омар Омарович Бегов, депутат Государственной Думы от Дагестана. Это он сделал предложение Бабурину. Идею поддержал президент Республики Дагестан. Член Совета Федерации от Дагестана Ильяс Умаханов написал письмо с ходатайством об открытии филиала университета в Махачкале министру науки и образования Ливанову. Так все и началось.

 – Чем привлекла вас идея открытия в Дагестане именно этого университета?

– Прежде всего тем, что девиз университета – не только качественное, но и доступное для всех слоев населения образование. По себе знаю, насколько это важно в жизни. И потом это будет высшее учебное заведение не только для нас, но и для молодежи всех соседних республик и государств: Чечни, Осетии, Кабарды, Азербайджана, Армении.

– Хотите сказать, что ничего подобного на Кавказе прежде не было?

– Не было. А теперь будет. ­Поэтому проект важен не только для нашей республики, но и для всего региона в целом. Молодые люди, вступающие в жизнь, должны получать нормальную гражданскую профессию, тогда и регион не будет считаться взрывоопасным.

– Вы ведь сами когда-то получали высшее образование в Москве?

– Но перед этим с отличием окончил техникум торговли в Буйнакске. Работал год заведующим магазином.

 – А почему так неожиданно поменяли выбор – с торговли на институт железнодорожного транспорта?

– Так распорядилась судьба. Я в Москве выбирал между двумя институтами: пищевым и железнодорожного транспорта. В итоге стал железнодорожником, о чем не жалею. Закончил не только институт, но и аспирантуру. Потом три года работал по распределению на Украине, в Никополе.

 – Знаменитый метод Газиева, который потом внедрялся по всей стране, когда появился?

– Это уже здесь, в Дагестане. На каждой станции тогда было несколько самостоятельных подразделений, работавших сами по себе. К примеру, отдельно путейская служба, отдельно вагонная. А за всеми этими подразделениями следить и координировать работу должен был начальник станции. Громоздко и неэффективно. Я предложил новую систему организации крупных железнодорожных станций. Она была одобрена МПС СССР и стала одним из ключевых направлений реформы всей отрасли. Это дало возможность улучшить дисциплину труда, произвести сокращение работающих. С 1986 года началось внедрение этого метода, который принес ощутимый экономический эффект.

 – Его как-то можно выразить в цифрах? Каков его экономический эффект?

– Численность работающих у нас на тот момент составляла 7500 человек, мы сократили 3500 за счет сов­мещения служебных обязанностей, высвобождения ненужных штатных единиц. Экономический эффект составил 67,5 миллиона в год – тех, советских, денег. Это только по одной позиции, по нашему отделению. А если этот метод был бы применен в масштабе всего Союза, можно было бы сократить 700-800 тысяч работников железной дороги – это два средних российских города! За двадцать лет экономия составила бы примерно 240 миллиардов рублей. Помню, когда все началось, к нам перенимать опыт откуда только ни приезжали: из Прибалтики, Казахстана, Средней Азии. Правда, скоро развалился Союз, и начались совсем другие реформы, не в пользу государства.

 – Этот принцип, наверное, применим и в других отраслях экономики и управления?

– Конечно, не только на железной дороге. Тем более теперь здесь многое поменялось, произошли другие структурные изменения. Но, к примеру, Северо-Кавказская железная дорога сейчас будет объединяться и вливаться в единую службу из трех дорог, соответственно, сокращаться штаты. Это тоже в духе «метода ­Газиева», предложенного мной еще в 80-х годах. Вернусь, кстати, к вашему вопросу о торговле и железной дороге. ­Знаете, чем работа заведующего магазином отличается от железнодорожного руководителя? ­Заведующий отработал, магазин закрыл – и может отдыхать. А у начальника отделения и после окончания рабочего дня полноценного отдыха нет. Могут и среди ночи звонком разбудить, надо срочно что-то решать. Хлопотно, зато есть что вспомнить за время работы на железной дороге. Это не только метод Газиева. Централизованная бухгалтерия, комплексный бригадный метод обслуживания и содержания устройств дистанции электрификации и электроснабжения, формирование длинносоставных сквозных поездов назначением Дербент – Астрахань, Артезиан – Дербент. Да много чего. Но главным своим достижением, конечно, назову строительство отрезка дороги Кизляр – Карлан-Юрт.

 Авторитет просто так не получишь

– Необходимость строительства участка Кизляр – Карлан-Юрт появилась ведь в связи с экономической блокадой республики Дагестан, когда железнодорожное сообщение через Чечню было просто закрыто. Те события, наверное, памятны до сих пор.

– Республика была поставлена на грань выживания. Вагоны с грузом шли до Кизляра, а в Кизляре перегружались на машины, которые отправлялись по разным направлениям: в Азербайджан, в Дагестан, в ту же Чечню. Также и с пассажирскими поездами: нанимали на средства отделения автобусы, и везли пассажиров из Кизляра до Махачкалы.

– Стоило это удовольствие наверняка немалых денег…

– Об экономической составляющей даже говорить не приходится. ­Разгрузить тонну груза, перевезти, с учетом, что перемещение автотранспортом дороже, чем железной дорогой, и опять разгрузить – выходило дороже золота. Ущерб зашкаливал за миллиарды рублей – это ­совершенно точно. Необходимо было строить дорогу, причем немедленно. Но дело ведь не только в деньгах. У нас же любое строительство рассчитано на большие объемы, долго запрягаем… А тут небольшой участок в восемьдесят километров, и срочно. ­Недаром этот участок, как в блокадном Ленинграде, называли тогда Дорогой жизни.

 – Ваш некогда научный руководитель, академик Академии транспорта РФ, доктор технических наук, профессор Евгений Александрович Сотников считает, что помог в этом тогда вице-премьер правительства Черномырдина Алексей Алексеевич Большаков. Дагестан был отрезан от России, но все политические и экономические последствия этого по-настоящему понял в правительстве прежде всего Большаков, к которому вы обратились. По его инициативе было дано «добро» на строительство.

– Совершенно верно. Большаков направил к нам сюда, в Дагестан, министра путей сообщения Зайцева, и дело закрутилось. Средства и фонды нашлись из резерва, вообще отношение к стройке было как при стихийном бедствии, поэтому многие вопросы решались очень быстро. Да оно и было по настоящему стихийным бедствием.

 – Однако даже при таком отношении построить всё за семь месяцев – это рекордные темпы.

– По ночам работали, при фонарях, прожекторах. Зима, начало декабря, холод – а мы лес валим здесь. ­Живых денег так до окончания строительства почти и не было. Выручали взаимозачеты. Стыковка северного и южного участков произошла в районе Бабаюрта 6 июля 1997 года. За семь месяцев построили! Для республики это строительство было бесплатным, а польза – громадная. ­Восстановлено грузовое сообщение между Россией и сопредельными государствами. ­Возобновились железнодорожные потоки и в Дагестан. Сейчас в день сюда в среднем идут четыре-пять составов по 60 вагонов в каждом. Ожил международный морской торговый порт в Махачкале, ожило производство. Экономический эффект даже трудно подсчитать – но он точно составляет десятки миллиардов рублей. А главное – у людей появилась возможность работать, уверенность в сегодняшнем дне, ведь обстановка на тот момент была уже крайне накалена.

 – За строительство железной дороги вы ведь были отмечены и на государственном уровне?

– Меня наградили орденом Почета – это вторая по статуту награда России.

 – Однако носите вы этот орден крайне редко.

– Зачем? Считаю, достаточно депутатского значка. Человека украшает скромность. Но, конечно, приятно, что мои заслуги были оценены столь высоко. И не только в России в целом, но и в нашей республике. Я ведь тогда был еще награжден орденом «За заслуги перед республикой Дагестан», а кроме того за вклад в развитие республики – золотой медалью «Народный герой Дагестана». Это и признание, и одновременно стимул для дальнейшей работы на благо нашего края.

 – В Дагестане более тридцати национальностей. Трудно, наверное, приходится находить общий язык со всеми?

– На Кавказе надо иметь авторитет. Но просто так его не получишь, авторитет надо завоевать. У меня на железнодорожной дороге работали 7500 человек, 43 предприятия. ­Чтобы в коллективе была слаженность, надо учитывать нацио­нальную принадлежность. Если руководит лакец, два его заместителя должны быть другой национальности. ­Тогда никаких конфликтов не будет. ­Да­гестан очень богатая республика по духу, по совести, по национальной принадлежности. Если ты правильно себя поведешь, народы как братья. Вот я не хвалюсь, поеду в горы, все меня знают. Я их не знаю – они меня знают. В­ообще я всегда жил по заветам отца. Он любил говорить «Не бегай от работы», «Будь честным со всеми и прежде всего перед самим собой», «Пообещал – сделай». Эти отцовские слова помогли мне в жизни, я всегда любил трудиться. И люблю свой трудолюбивый и замечательный дагестанский народ.

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА

ДОРОГИ ПАМЯТИ - ДОРОГИ МИРА

Военно-историческая акция-поездка мемориальной направленности цикла "ЕВРОПЕЙСКИЕ МАРШРУТЫ ПАМЯТИ". 16-25 августа 2018 г. 10 дней / 9 ночей (туда поезд, обратно самолет). Маршрут: Москва – Вена – Братислава – Будапешт – Белград – Загреб – Любляна – Триест – Линц – Прага – Москва. Посещение 8 европейских стран: Австрия, Словакия, Венгрия, Сербия, Хорватия, Словения, Италия, Чехия. Эта уникальная, по своему особая, поездка связана: с отданием дани памяти как советским военнопленным, замученным и погибшим в нацистских лагерях: Марибор (Словения), Маутхаузен (Австрия) и сербов, замученных в лагере Ясеновац (Хорватия); с посещением мемориала советским партизанам разных национальностей в Триесте (Италия); с посещением могилы Героя Советского Союза М.Г. оглы Гусейн-заде, которому в этом году исполняется 100 лет, а также других участников Движения Сопротивления в Чеповане (Словения). Дороги памяти - дороги мира

НВ-ПАРТНЕР


Rambler's Top100